https://forumstatic.ru/files/001a/e1/66/16813.css
https://forumstatic.ru/files/001a/e1/66/11882.css
→ фэнтези, стимпанк ←
→ рисованные внешности ←
→ рейтинг NC-17 ←
→ эпизодическая система ←
→ смешанный мастеринг ←

Кео, мир Туманов

Объявление





Добро пожаловать на Кео, мир Туманов! Причудливый и порой жестокий мир может пугать, но оставь страхи позади — мы рады тебя видеть!

Фэнтезийно-стимпанковская ролевая, которая начала жить вновь.
В левом углу сверху есть кнопки смены дизайна.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Демиург




Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кео, мир Туманов » Утерянные главы » 22.08.1703 → Джек и Джейн


22.08.1703 → Джек и Джейн

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

22 августа 1703

вечер

Университет

https://i.imgur.com/G5YcxQo.png

Jack Riddle & Edward Monaghan

завязка

Джек, может, и выспался. Кровать у Моногана хорошая.
А вот Эдвард — нет.

Так что нет ничего удивительного в том, что в какой-то момент Эдвард проснулся и увидел, что Джека уже и след простыл.

+2

2

— А что ты будешь делать, если к тебе в дверь, однажды, нежно постучится студентка?
Джек, разумеется, этого разговора не помнил.
Эдвард, наверное, тоже.

Проснулся Риддл резко, внезапно.
Р-раз! — и всё тело натянуто, словно струна, а в ушах ещё звучит тонкое эхо — «тук-тук... тук!»

Помотав головой, привычно прогоняя сонное оцепенение, Джек сел и осмотрелся.
Ага, комната Эдварда. Довольно... милая.
Милая. Удобное слово. Подойдёт к чему угодно, даже к тому, что милым в здравом уме не назовёт никто. Задумавшись об этом, Джек невольно нахмурился, но быстро разгладил лоб, когда обнаружил хозяина помещения подле кровати, прильнувшего к ней спиной, сидя, с серьёзным видом скрестившего руки на груди. И как ему только удалось заснуть в таком положении?..
Едва не задев мужское плечо ногами, Джек всё-таки соскользнул с кровати в сторону, и собрался было стянуть одеяло, чтобы укрыть им Эдварда, — сил затащить его на кровать у мальчишки никак не хватило бы, — да только стук прямиком из снов помешал.

Джейн никогда не считала себя трусихой.
Скорее даже наоборот — едва ли весь Университет знал ещё хоть одну столь храбрую девушку! Ха-ха!.. И всё же... Эдвард неизменно заставлял своим строгим взглядом и поджилки трястись, и коленки тоже, и сердце сжимал донельзя... Опасный, одним словом, мужчина!
К нему манило.
Ещё с тех времён, когда он, тихий и печальный, пришёл в Университет с дочерью. Амелия была чрезвычайно очаровательна, и Джейн, вызвавшаяся помочь учителю, искренне её полюбила, но куда больше прониклась в чувствах к её отцу — Эдварду. И до сих пор пестовала в груди, вместе с тем сдерживая, непокорное чувство, всякий вечер решая, что вот теперь-то точно время пришло!
Ей, в конце концов, уже двадцать лет давеча стукнуло, сколько можно ждать! Посему, справив празднество с друзьями, Джейн наконец-то и в самом деле решилась на первый серьёзный шаг.
Так ей казалось.

Но столкнувшись с дверью Эдварда, девушка откровенно задрожала.
Захотелось сжаться и убежать, оставить это всё на потом. И даже тепло в крови, подаренное алкоголем, не помогало.
Страшно.
Куда страшнее, чем все Туманы вместе взятые!
Сглотнув, Джейн решилась — попробует! Осторожно так, тихо, чтобы недайтуманыуслышал!
Тук-тук... тук!
Внезапно дверь отворилась, и Джейн воззрилась на привратника с лицом подлинного первобытного ужаса. Джек в ответ зевнул.

— А... Эдвард дома?..
Джек хитро прищурился и усмехнулся. Про себя. Джейн была в его вкусе.
— Да, но он спит.
— А вы?..
— Его лучший друг. Пройдёшь внутрь?
Джейн, конечно, внутрь проходить не хотела.
— Да, конечно. — Почему-то согласилась она.
Джек хотел рассмеяться, так потешно сейчас выглядела Джейн, и всё же сдержался — неприлично получится.

Когда первые мгновения паники миновали, Джейн заметно осмелела и осторожно прошла внутрь комнаты.
Эдвард спал в позе, которая напрочь отрицала здравый смысл сна. И всё равно — выглядел очаровательно. Испытывая прилив нежности, Джейн быстро пересекла пустое пространство, взяла одеяло с кровати и аккуратно укутала в него мужчину.
— Он может простыть... — Шёпотом, пожав плечами, сказала она.
— А ты кто? — Таким же шёпотом поинтересовался Джек.
— Джейн. — Прищурившись, ответила Джейн.
Джейн думалось, что Джейн друзья Эдварда знают, и она ещё не догадалась о том, что перед ней Джек, который Джейн знает, но удручающе не помнит об этом факте.
— А я — Джек. — Весело отозвался Джек, сверкнув нахальным взглядом. — Пойдём, выпьем, пока он спит?
— Да, наверное... — Вернув взгляд на спящего Эдварда, согласилась Джейн, совсем пропустив мимо ушей имя Джека. — Да, пойдём. Не будем мешать.

Это тоже можно было считать удачей.
Удачей ведь?..

Место они заняли подле входа в комнату, снаружи, на полу.
Разложили скатерть, которую притащила Джейн от себя, и немногочисленные яства, которые Джек нашёл в комнате Эдварда. Джейн пила чай, а Джек — молоко, потому что настоящего алкоголя у них не было.
Джек рассказывал Джейн о том, как много ещё ему предстоит сделать, и как много он всего из Туманов принёс, — и не то, чтобы Джек не замечал состояния своей подруги, но он искренне надеялся, что бестолковая беседа поможет ей отвлечься, — а Джейн мрачнела всё больше и думала о том, что до конца дня осталось совсем чуть-чуть, и отчего-то очень хотелось поплакать.

+2

3

Эдвард спит крепко. И снов, как водится, не видит; где-то на краю разума что-то, пожалуй, приходит в измученный разум, но когда Монаган проснется — не вспомнит ничего. Оно и к лучшему. Разве ему может сниться хоть что-то хорошее?
Бодрствующий Джек ему не мешает. Друг, конечно, стал ребёнком, но всё ещё его друг, и опасности от него Эдвард не чувствует — и, как следствие, даже не думает просыпаться.
Эдвард, чего уж говорить, слишком устал из-за бессонной ночи и раннего появления Риддла. А потому досыпал своё с потрясающим упрямством. Рухни сейчас корабль за окном — и того бы не услышал.
   
Монаган открывает глаза только вечером, когда солнце — рыжее, закатное, — таки пробивается сквозь шторы яркими лучами. Спину тянет — зря спал так, сидя. Ещё и в одной позе.
Эдвард морщится, проводит рукой по кровати, по полу, и очки находит только там — соскользнувшие с лица, видимо, да завалившиеся рядом. Когда надевает их, смотрит уже яснее, а первым делом обращает внимание на кровать.
Пусто.
И даже без одеяла — одеяло, собственно, на нем самом. Уж не Джек ли позаботился? И, кстати. А где, собственно, сам Джек?
   
— Проклятье. — Раздосадованно говорит Эд в пустоту. Но на ноги поднимается, нехотя отряхивая одежду и потягиваясь. Помято выглядит, конечно, да кому какое дело? Уже вечер. Сегодня занятий не должно быть, значит, никому не должно быть дела и до его внешнего вида.
Мог ли Джек уже уйти? Скорее всего, мог, а вот далеко — вряд ли, судя по присутствию рюкзака в комнате Монагана. Имеет смысл поискать в местном трактире или наведаться к ректору, в конце концов, можно просто подождать — но этого Эдварду не хочется.
Размяться будет не лишним.
   
Монаган не слишком внимателен. Честно говоря, он думает так, как положено: сейчас вечер, в коридорах никого толком нет, особенно в учительском жилом крыле. Именно это приводит его к маленькой проблеме, когда он открывает дверь комнаты и, не глядя, делает шаг вперед.
Какого-то черта перед его комнатой расположилась поляна, и часть еды (кажется, чей-то одинокий бутерброд?) сминается под ногой Эдварда.
   
— Что за... — Не успев закончить фразу, он замолкает, встречается взглядом с Джеком, потом видит Джейн — ту студентку, которая когда-то, кажется, помогала ему с Амелией. Может, и не только.
Раздражение проявляется на его лице морщиной на лбу; Монаган определенно не в духе, но ещё, к тому же, он начинает чувствовать себя виноватым, словно это его вина, что он не ожидал пикника перед своей комнатой и вторгся в него одним неосторожным движением.
Бутерброд, невинно погибший, отправляется в мусорное ведро; часть скатерти отодвигается молчаливым Эдвардом, туда же садится он сам и привычным жестом скрещивает руки на груди.
   
— Ну и что вы тут устроили?

+1

4

— Вечеринку!
Весело отозвался Джек и поднял бокал с молоком, улыбкой встречая старого друга.

Джейн, признаться, не слишком хотела еды.
Кушать на полу, по её мнению, было как-то... нечистоплотно, что ли? Вот выпить — совсем другое дело! Выпивка находится или в сосуде, или в стакане, или, почему-то, в бокале, будучи молоком. Еда же — нет.
Но Джек настоял и девушка не стала противиться.

Рейдер Туманов оказался опытен и ловок не только в привычной стезе, но и как настоящий тать-ворюга; вжих-вжух, и университетская кухня лишилась пары батонов, колбасы, сыра и масла. В той степени, когда по заду за пропажу получит лишь кухонный мальчишка, да и то — не слишком.
Не то, чтобы Джек помнил, что и где нужно делать, но он неведомым образом знал как оказаться в нужное время в нужном месте.

Но конкретно этот бутерброд был честным.
И от того его судьба становилась особенно грустной.

— А-а-а... — Тихонечко просипела Джейн и потянулась, было, ослабевшей рукой, как есть, на коленях, но Эдвард беспощадно расправился с поверженным врагом, и лишь глухой стук о дно мусорного ведра стал бутерброду и реквиемом, и эпитафией. — Учитель...
Пришлось закусить нижнюю губу, изнутри.
Чтобы не печалиться, но рассердиться. Чуть-чуть, здраво так.
Она хотела было что-то ещё сказать Эдварду, но заметила, что тот сердится тоже и порядочно струхнула, а потом поняла.

Украдкой подвинувшись чуть-чуть назад, освобождая место, Джейн тайком понадеялась, что Эдвард сядет поближе к ней.
Щёчки девушки наполнились спелой краской. Она этого не заметила, а вот Джек — вполне. На мальчишечье лицо наползает прямо-таки неслыханное, но, кажется, беззлобное коварство.

— Джейн пришла к тебе, беспокоилась. — Беззаботно продолжал Джек, обращаясь к Эдварду.
Упомянутая чуточку нахмурилась, скорее даже потешно.
— Хотела пригласить на ужин. — Сварливо возразила Джейн и, вдруг!, почему-то задрожала. Затрепетала.
Джек невозмутимо пожал плечами.
— Или так. — Развёл рейдер руками, после чего вновь хитро улыбнулся, — Нашла меня, затем и тебя — спящего, и укрыла одеялом.
Джейн отвела взгляд и покраснела только гуще.
— Так что мы решили тебя не будить и подождать, пока ты сам проснёшься. А тут та-дам! Стол уже накрыт. Правда, своё угощение ты уже... "съел". Хах.
Джек рассмеялся и выпил ещё молока, а Джейн наконец-то собралась с силами и удивительно храбро (но всё ещё не без румянца на лице) посмотрела в глаза Эдварду.
— П-присоединяйтесь. — Пробормотала не столь уверенно она.

— У неё день рождения. — Шёпотом добавил Джек.
Столь громким, что его, небось, услышали в соседней комнате. Джейн, не в силах сдержать порыв стыда, закрыла лицом ладони. Ей правда стало очень, очень стыдно, и в то же время — она бы совсем не стала возражать против толики мужского сочувствия...

0

5

На возглас Джека, радостный и беспечный, Эдвард вздыхает. Тяжело, как умеет, но видно, что без раздражения; скорее с досадой, попираемой чувством вины. В конце-то концов, ничто не мешало им оставить записку, верно? Дескать, не раскрывай дверь широко да выходи осторожно, чтобы не снести всё. И ему ещё повезло даже — снес не все, а только один лишь бутерброд. Мог бы свободным шагом попортить больше, если бы не заметил.
   
— И по какому поводу празднуем? — мужчина приподнимает бровь вверх, в голосе слышится... Да ничего особого, на самом деле, и не слышится. Ни интереса, ни насмешки; вопрос как он есть, чтобы узнать. Может, и просто вежливости ради — не то чтобы Монаган стал совсем асоциальным, но водить дружбу или приятельство со студентами разучился. Слишком был занят многим.
Возможно, поэтому знание о том, что о нём кто-то беспокоился и решил проведать, ввергает Эда в некоторое... Недоумение. Он хмуро переводит взгляд с Джека на Джейн, чуть теряет свой грозный и мрачный вид, замечая, что та тоже явно не радости полна. Неужели он так выглядит для студентов — не способным позаботиться о себе? Ну да, в последнее время рубашки не гладит, а внешность — явно не то, что занимает его мысли, и все же...
   
— Могли бы разбудить, — Эдвард пожимает плечами, расслабляется немного. Значит, вот откуда одеяло? Думал-то, что от Джека, да не совсем. Риддлу весело, Джейн — не очень, и такой разительной разницы в настроении Монаган никак не поймет. Впрочем, кивает в ответ на предложение студентки, —а потом Джек удачно оповещает Эда об истиной причине празднества.
И Джейн, пребывавшая без того в состоянии подавленном, вовсе прячет лицо в ладонях. Правда, пока не плачет — и то хорошо, поскольку растерянность охватывает Монагана с головой.
   
Не то чтобы он был асоциальным... Но, черт возьми, такой он сейчас и есть! И единственными последними девушками в его жизни были любимая жена да не менее любимая дочь.
Эдвард покашливает — вежливо так, испытывая дичайшую неловкость. Почему-то ему кажется, что это он тут всех расстроил.
Эдвард осторожно касается плеча Джейн. Напряженно думает о том, до какой степени допустимо будет приобнять свою студентку, и нужно ли это вообще, поэтому ограничивается только касанием.
 
— Э-э... Кхм. С днем... Рождения? — Монаган понимает, что этого недостаточно, но ещё понимает и то, что сказать ему, в целом, нечего. — И, эм... Спасибо, что укрыла меня и пригласила на... Вечеринку.
Это дает ему зацепку. И Эдвард невероятно благодарен ей — зацепке, то бишь. Он поднимается на ноги, рывком поднимает Риддла, не церемонясь (но и делая это явно аккуратно), протягивает руку Джейн.
— Но в таком случае предлагаю передислоцироваться в комнату. Пожалуй, у меня найдется что-нибудь выпить. В конце концов, тебе уже можно.

+1

6

На мгновение Джейн охватывает уверенность: Эдвард её обнимет. Вот сейчас!..
Но стоит секунде бесследно исчезнуть в потоке времени, и девушка понимает, что неловкое касание будет её единственной наградой. Тоже неплохо, конечно, — и Джейн в самом деле становится чуточку легче, — но как-то... маловато, что ли.
Сердечко вздрогнуло, но скорость набрать не успело — мужской голос говорит, в общем-то, хорошие слова, но от них почему-то становится скорее смешно, и Джейн тайком позволяет себе улыбнуться, глядя сквозь пальцы.

Джек чувствует смену обстановки, и хотя сперва подумал обидеться, в шутку, — Эдварду за пару неловких фраз удалось сделать то, на что Риддл потратил несколько часов и не преуспел, — моментально потерял все глупые мысли, когда друг вновь подхватывает его на руки.
Из груди рвётся смех, и Джек смеётся, потому что весело.

— Давай, Эдвард! — Джек пока помнит имя старого друга.
— Х-хорошо. — Шумно вздохнув, вторит ему Джейн. Набравшись немного храбрости, добавляет, кивая. — Мне и в самом деле уже можно, теперь... это точно!

А потом хмурится и чуточку сердится — убирать-то импровизированное застолье придётся ей!
Зато это помогает избавиться от лишних переживаний и обрести нужную лёгкость в душе; выносить то, что заложил Эдвард чуточку раньше одним-единственным прикосновением.

Джек цепляется за шею мужчины тонкими руками бесстыже, беззаботно; Джейн щурится на Джека с подозрением, некоторой даже ревностью.
По наивности души студентка не подозревает, что рейдер свершает едва уловимые намёки специально.
«Если не удалось поднять настроение, то, может быть, получится подтолкнуть?» — Так думает рогатый мальчишка в синем девичьем теле. В его голове всё работает просто и незамысловато, и потому Джек не замечает тех проблем, которые не могут не быть, когда тебе только-только исполняется достаточно лет, чтобы начать пить алкоголь. Или когда ты уже очень долго не был рядом с женщинами.

Лилово-сизые тени остаются за дверью. Их внутрь не пригласили.
В комнате Эдварда уютнее, но видно, что хозяин о жилище заботится ровно в той степени, за которой находится пустырь. От этого осознания Джейн на несколько добрых мгновений встаёт в ступор, со всеми теми вещами, что унесла из коридора, в руках.

— ...надеюсь, у тебя есть молоко. — С важным видом заявляет Джек.
В этот момент в поле зрения появляется золотая голова Джейн.
— Ничего, если я быстренько здесь приберусь? — С особым сортом невинности в голосе спрашивает она.[icon]https://i.imgur.com/hRgyucM.png[/icon][nick]Джейн[/nick][status]ученица[/status]

0


Вы здесь » Кео, мир Туманов » Утерянные главы » 22.08.1703 → Джек и Джейн


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно