https://forumstatic.ru/files/001a/e1/66/16813.css
https://forumstatic.ru/files/001a/e1/66/11882.css
→ фэнтези, стимпанк ←
→ рисованные внешности ←
→ рейтинг NC-17 ←
→ эпизодическая система ←
→ смешанный мастеринг ←

Кео, мир Туманов

Объявление





Добро пожаловать на Кео, мир Туманов! Причудливый и порой жестокий мир может пугать, но оставь страхи позади — мы рады тебя видеть!

Фэнтезийно-стимпанковская ролевая, которая начала жить вновь.
В левом углу сверху есть кнопки смены дизайна.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Демиург




Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кео, мир Туманов » Утерянные главы » 21.06.1705 → Два стакана молока


21.06.1705 → Два стакана молока

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

21 июня 1705

ранний вечер

Бальтазар

https://i.imgur.com/J843xka.png

Jack Riddle & Ruby Fox

завязка

На улице холодно, особенно для июня, а потому люди жмутся друг к друже по домам или кабакам, если дом у них по какой-то причине отсутствует. Вот и Джек тоже... и Руби тоже. И ещё много кто "тоже". Включая пару джентльменов подозрительного вида при оружии, которое они на виду не держат; их цель — найти хвостатую воровку, стащившую амулет некоего богатого господина.

Риддл Джек об этом, разумеется, не знает. Он нечеловек простой — напьётся молока и лезет к женщинам, всё как обычно.
В его глазах лисьи хвост да уши делают девушке даже большую честь — будет теплей и мягче...

+3

2

Это был уже третий стакан молока.
Джек не сдерживался, явно действовал наверняка...
Тогда-то он и заметил их. Риддл Джек аж выпрямился, вытянулся в струну и открыл рот от изумления, — чем невольно привлёк внимание корчмаря, — в «Лисью нору» наконец-то пожаловала самая настоящая лиса! Конечно, девица старалась скрыть свою принадлежность к лисьему роду, активно пользовалась плащом и скрывалась в тенях, но лиловым глазам Везунчика Джека так было даже удобнее...
Такой шанс нельзя упускать.

Подняв очки на лоб, да звучно стукнув стаканом с остатками молока по столешнице, Джек незаметно, но не шибко скрываясь, окинул незнакомку оценивающим взглядом, потирая подбородок парой пальцев; в результате — остался доволен. Молода, свежа, хороша; и грудь что надо, и за задницу не стыдно!
Паскудная улыбка сама собой набрела на детское лицо.
Щёлкнув пальцами, Риддл произнёс то, что Рихтер, хозяин таверны, услышал бы и безо всяких слов, так хорошо он знал повадки своего старейшего посетителя:
— Мне ещё два стакана, босс...

Где-то в другом месте в это время Хейзел зажёг сигарету.
Ему и его товарищу, Барту, дали сравнительно простое задание — найти воровку и привлечь её к ответственности. Судьба девицы заказчика явно не волновала, а вот потерянный амулет — вполне. Уж больно много денег отсыпал за такую простую задачу...
— Ну что, Барт, чуешь чего?
— А шо чуять-то, Хейзел?
Хейзел тяжко вздохнул. Барт был верным и хорошим другом, но излишком мозгов не отличался.
— Вора, Барт, вора. Помнишь? Украденный амулет, ты почуял запах, лисий, кажется, сказал, что по нему без труда девицу найдём. Ты сказал, что это девица, помнишь?
— Ага-да, точно. Иди за мной, Хейзел, я её чую.
Собачья голова Барта отпугивала людей, но не Хейзела. Он, наёмный сыщик, хорошо знал, что у собак есть масса достоинств, которые люди ни в жизнь не обретут.

Двигался Джек нетвёрдо, но ловко, не пролив ни капли, по пути уклонившись от представителя сиранай с луком.
Как завзятый повеса, Везунчик звонко поставил стаканы на стол перед незнакомкой и, эффектно откинув волосы назад, обольстительно улыбнулся. Насколько на такой манёвр способен мальчишка с секретом в возрасте двенадцати лет, конечно. Кто-то на фоне бесстыдно захихикал, но Джека это не смутило. Напротив, он, как есть, в шортиках и синей капитанской куртке не по размеру, расстёгнутой нараспашку, принял позу, которую излишне впечатлительные дамы сочли мы озорной.
— Привет, детка. — Джек сделал паузу, отпив ещё молока. — Не хочешь познакомиться с тем, кого кличут Счастливчиком? Кто знает, быть может немного счастья перепадёт и тебе...
Пара белоснежных капель, — совершенно случайно! — упали с острого подбородка на ключицы, откуда скользнули, оставляя мокрый след, по синей груди.

Хейзел в этот момент, куривший сигарету, почему-то поперхнулся. До «Лисьей норы» оставалось ещё не меньше четверти часа.

+2

3

Если хочешь что-то надёжно спрятать - положи на видное место.
Таким принципом руководствовалась Руби, выбрав для перекуса и вечернего отдыха именно эту корчму. Кто станет искать лису в «Лисьей норе»? Нет, девушка понятия не имела, что её ищут. Не знала, что украденный амулет имеет настолько большую ценность для его прежнего владельца, что он не поскупился нанять сыщиков, чтобы разыскать воровку. Но лисьи уши и хвост - всегда достаточно заметные приметы, по которым её легко опознать, а ведь ой как этого не хочется. Слава, признание, почёт? Пф! Последний самопровозглашённый король воров сгинул в лучах собственной славы, когда его привселюдно казнили на городской площади, и озарённое славой дохлое тело ещё несколько дней качалось на виселице в назидание толпе и на радость мухам.
Впрочем, Руби хоть и не гналась за славой, но слава гналась за Руби. Имя воровки Лисий Хвост в последнее время было на слуху. Не то чтобы среди уличного ворья было мало зверолюдов, но таких хитрых и пронырливых лисиц ещё поискать.

Со вздохом запахнувшись в плащ и надвинув капюшон поглубже на лицо, Руби Фокс зашла в двери корчмы. Своей внешности она нисколько не стеснялась - дело привычки, как говорится. Но спрятать приметные черты следовало. Вот только незадача: что уши, что хвост были слишком большими, чтобы их надёжно спрятать под одеждой и не выдать во время движения. А ещё эти волосы - чёртовы волосы! - за которыми приходилось следить не хуже, чем за шерстью, чтобы в них не завелись какие-нибудь кровососущие паразиты в тех условиях, в которых жила Руби. Эти волосы - закалывай их, не закалывай - словно второй плащ, золотым водопадом стекали по спине чуть ли не до самого пола. Сейчас они были до колен - Руби их часто состригала, но они, заразы такие, каждый раз отрастали, как у принцессы из слышанной когда-то в детстве сказки, как там её звали? Эти волосы тоже могли сослужить плохую службу, будучи весьма приметными.

Посетителей было хоть отбавляй. Лиса проследовала через зал корчмы к столику, который, как ей показалось, находился дальше всех от наибольших скоплений народа, хотя здесь это было очень условно, рядом всё равно гудели голоса, с грохотом опускались на столы массивные кружки и стучали о столешницы перекатывающиеся игральные кости. О, даже в наш век Дороги и летающих кораблей такая простая штука, как шестигранная кость, не устаревает и продолжает жить в сердцах азартных игроков!
- Хей... кружку пива! - окликнула Руби пробегавшую мимо официантку, присаживаясь за стол и следя, чтобы не мелькнул из-под плаща белый кончик хвоста.
Официантка бросила быстрый взгляд и, даже не кивнув, куда-то убежала. Должно быть, обслуживающего персонала не хватало на всех посетителей. Вот и как понять, приняла она заказ Руби или пива девушка не дождётся? Последовал ещё один нелёгкий вздох. Но настроение у воровки было неплохое, всё же эта безделушка, которую она стянула посреди улицы, пестрела драгоценностями и явно принесёт ей отличный доход. Толкнуть бы её поскорей. Девушка решила украдкой полюбоваться на амулет, потянулась за ним в потайной кармашек плаща и...

...и застыла от наглости севшего за её столик пацана. Мелкого и синего. Синего, чтоб его! И явно не от количества выпитого алкоголя, хотя парень явно был навеселе. А ещё у мальчишки были необычные глаза и рога на голове. Тут большого ума не надо, чтобы догадаться, откуда эти самые рога растут. Паренёк точно через Туманы прошёл - только он может сотворить подобное. Не, ну ещё бывает разная фигня вроде химер да туманных выползней, то да сё, но это то ли настолько большая редкость, то ли вообще сказки... Не, куда проще поверить в магию Туманов.
Алые глаза лисицы насторожённо изучали мальчишку. Скользнули к стакану молока в его руке. Внимательно проследили за стёкшей по груди белёсой струйкой. Ха! Только не говорите, что этот молокосос - в буквальном и переносном смысле - решил к ней подкатывать! Хотя что это, как не попытка подката? Если бы всё не начиналось с «привет, детка» и если б не эта бесстыдная поза, то Руби, может, и подумала бы, что дружелюбный мальчуган просто решил угостить молочком симпатичную лисичку. А может, всё так и есть и у неё развивается паранойя?

Так. Дышать спокойно и ровно. Не выходить из себя. Не в первый раз ей отшивать ухажёров. Хотя таких вот у Руби ещё не было. А вообще с чего это она разволновалась? Ну подумаешь, пацан подкатил. Он вообще милаха, можно и подыграть веселья ради. Гогот за соседними столами поддержать. Развлечь народ немного и самой повеселиться. Руби вспомнила, как сама в его возрасте слюнки пускала на красоток в трактирах. Вот только ей не хватало смелости подкатывать к взрослым девицам, а этому синему хватило. Респект и уважуха, брат! Ну что ж...
- Привет, малыш. Счастья много не бывает, - стерев с лица недоумённо-удивлённое выражение, Руби лукаво улыбнулась. Было интересно, как на это всё смотрят окружающие, но коситься она не стала. Косоглазые - это про зайцев, а не про лис. Кивнула на второй стакан молока, стоящий на столе. - Это мне? Угощаешь? Какая щедрость.
Не дожидаясь ответа, девушка протянула руку за молоком. Не став комментировать, что пить его перед пивом может быть не лучшей идеей. Молоко и пиво... бе-е, как-то слабо они сочетаются. А может, молочко с сюрпризом? Парень-то явно уже наклюкался. Не молоко же он пил, ей-ей.
- Так значит, Счастливчик? - взяв в руку стакан, Руби поднесла его к губам, но перед тем, как отпить, принюхалась. Не стоило исключать, что малец что-то туда подсыпал. Острое обоняние не уловило ничего подозрительного, и девушка рискнула сделать маленький глоточек на пробу. Пожала плечами и отпила ещё немного, обзаведясь молочными усами над верхней губой. Слизнув язычком белую полоску, она наконец и сама назвалась: - Руби.

Отредактировано Ruby Fox (2020-08-22 13:48:50)

+2

4

Влага раздражала Джека, поэтому он, не испытывая ни малейшего угрызения совести, смахнул пару постыдных капель со своего тела.
Можно было подумать, что именно по этой причине он не заметил первого раздражения Руби, но это было не так. Джек в принципе никогда не отличался внимательностью в тех вещах, которые того искренне заслуживали.
Зато что он точно заметил, так это движения девичьего языка, и то, как Руби справлялась с избытком молока на своём лице. От этого, признаться, даже стало самую малость неловко, — ниже живота, и в груди что-то тёпленько зажужжало, — и потому Джек закинул ногу на ногу, а затем, чтобы закрепить свой авторитет ещё сильнее, храбро положил обе босые пяточки на стол. Будь он великовозрастным верзилой — сошёл бы за хама, а так, с учётом общих небольших габаритов, получилось, пожалуй, даже мило, эдакий маленький рогатый хулиган синего цвета по-детски бунтует.

— Везунчик Джек, — Ответил Джек, ранее назвавшийся счастливчиком (ну, почти то же самое, разве нет?), отхлебнул ещё молока и беззастенчиво улыбнулся до ушей. — Меня тут все знают! Столько раз из Туманов никто не возвращался! Спроси кого хочешь!
Правда, спрашивать не пришлось.
Внезапно к их столу подошёл Рихтер, мужчина средних лет и со столь кислой миной, что сошёл бы за короля, тот же Рихтер, что был хозяином «Лисьей Норы». В руках — поднос, а на подносе — кувшин с молоком.
— За счёт заведения, Джек, — Сказал он и, сердито зыркнув на Руби, ушёл.
Рихтер хоть и не слишком любил Джека, но всё же Джек был не совсем пустомелей — ещё отец Рихтера знавал Джека-из-Туманов, и наказал сыну, что Риддл всегда заслуживает свой стакан молока.
А потому нет-нет, да берёг рогатого гостя, и жестом своим хотел показать Руби, чтобы та не дурачилась понапрасну — за Джеком есть кому встать.

Кто-то поодаль затянул песню про принцессу сиранай, — чушь собачья, конечно, у сиранай принцесс отродясь никто не видывал, — и пел её красиво, а потому фокус общественного внимания быстро сместился на доморощенного барда. Отдельные зрители даже попытались подпевать (но лучше бы этого не делали).

— А ты, почему прячешь уши под капюшоном? Скрываешься от кого-то? — Джек пытался звучать круто, но получалось скорее потешно. Поболтав немного стаканом, да набрав туда ещё чуточку молока из кувшина, Риддл зазвучал в этот раз интригующе (теоретически). — Знаешь ли, у меня есть на примете местечко, где тебя никто не найдёт...
И пауза повисла такая, что сразу стало ясно — за ней кроется пропасть. А заполнить её может только Руби.

Дверь в «Лисью Нору» отворилась в очередной раз. На пороге её стоял крепкий высокий мужчина неопрятного вида с каштановыми волосами, а рядом с ним — песьеголовый джентльмен; оба — в характерных плащах, выдающих в них сыщиков.
— Она где-то здесь, Барт?
— Она где-то здесь, Хейзел.
Шёпот мужчин не слышал никто, но не осталось ни единой души, кажется, которая бы не поняла, что эти ребята пришли сюда по чью-то душу.

+2

5

За неимением пива пришлось пить на аперитив молоко. Поставив локоть на стол и уронив щеку на подставленную ладонь с аккуратными продолговатыми ноготками - не очень ухоженными, но без явного изобилия грязи под ними, - Руби стала лениво потягивать молочко, маленькими глоточками, будто желая растянуть удовольствие. Но к молоку она была равнодушна. Кто-то его терпеть не мог до рвоты, кто-то пил кувшинами, как этот забавный малыш, а Руби могла его пить, могла не пить - ей было без разницы. Взгляд её с лёгкой ленцой, чуть насмешливый и немного заинтересованный (наглость пацана всё же подкупала), блуждал по тщедушной фигурке Джека Везунчика. Слишком худой для парня, ни тебе мышц, ни фактуры, такая бы больше девчонке пошла. Но в целом Джек выглядел довольно... миленько. Да, милый ребёнок, пытающийся казаться взрослым. Дети всегда умиляют, когда со всех своих силёнок стараются выглядеть старше, чем они есть. Иногда и Руби этим пользовалась. Раньше. Иногда успешно.

Босые синие пятки легли на стол, и девушка сдержала готовое вырваться возмущение. Уже и слова в голове сформировались: «Убери ноги! Это негигиенично! Я с этого стола ещё есть буду!» Однако Джек выглядел настолько забавным, что вместо возмущения Руби лишь усмехнулась и не стала поучать мальца столовому этикету. Самой когда-то так же взбунтоваться хотелось, когда «маменька», будь она неладна, учила её манерам.
- Туманы?.. - прозвучало не удивлённо, а скорее понимающе и как-то опасливо. Что ж, догадка подтвердилась, перед ней изменённый, и, если верить его словам, многократно. Эта мысль, пойманная за хвост, заставила Руби посерьёзнеть и чуть нахмуриться. А может, перед ней и не дитё вовсе? Сама-то она тоже вошла в Туманы семнадцатилетним... парнем, а вышла семилетней девчонкой, да ещё и зверолюдкой.
Повисший в воздухе вопрос не был высказан ввиду появления мужчины, принесшего на подносе кувшин молока. За счёт заведения, надо же! Определённо паренька здесь знали и уважали. Руби покосилась на отошедшего корчмаря и снова прикипела взглядом к Джеку, на этот раз изучая его без насмешки и гораздо внимательнее. То, что корчмарь сердито на неё зыркал, лису волновало мало. Намёк она не поняла, только смекнула, что это как-то связано с её мелким собеседником.

На звуки песни и пьяные голоса девушка даже не обернулась. Пьяные песнопения в любой корчме и трактире - дело привычное и естественное. Вот если их нет - это повод задуматься, а не случилось ли чего.
- Заметил таки... - недовольно буркнула Руби, на всякий случай надвигая капюшон пониже. И после непродолжительного молчания ответила: - Не хочу привлекать внимание. Знаешь, я слишком яркая девушка и без всего этого буду выделяться в толпе. А мне хочется покоя.
В мягком голосе лисицы было столько самоиронии, что её слова скорее можно было рассматривать как шутку или насмешку над собой. Хотя определённая - и немалая - доля правды в этом была. Внешность у Руби действительно была заметной. И она хотела покоя. Впрочем, Джек ей как-то не мешал. Настроение было хорошим, и компания Везунчика его ничуть не портила.

Заметив, что взгляды многих завсегдатаев корчмы устремились в сторону открывшейся двери, Руби тоже глянула в ту сторону, и её уши, слегка шевельнув капюшон, невольно повернулись в направлении двоих мужчин в плащах, прислушиваясь к тому, что те говорят. Слух у лисички был хороший, но из-за шума в зале фиг она что разобрала. Парни эти явно здесь неспроста, и у кого-то будут проблемы. В голову пока не пришло, что эти двое явились по её душу. Искать одну конкретную воровку в трущобах Бальтазара - всё равно, что иголку в стоге сена. И пёсья морда одного из сыскарей пока ещё не навела Руби на мысль, что кто-то может догадаться искать иглу с помощью металлоискателя.

Поэтому, мгновенно потеряв интерес к парочке, девушка вернулась к недавнему разговору, решив всё же прощупать почву.
- Послушай, Джек, - негромко сказала она, повернувшись к мальчишке. - В Туманах ты сильно изменился, не так ли? Хмф, конечно же, это очевидно, - Руби пыталась подобрать слова так, чтобы это не прозвучало обидно. - Я слышала, некоторые возвращались из Туманов дряхлыми стариками. А другие - детьми...
И в воздухе повисла драматическая пауза, ставшая достойным ответом недавней паузе, выдержанной самим Джеком. Да и в глазах воровки живо читался вопрос. Положительный ответ бы объяснил это щедрое «за счёт заведения».

Отредактировано Ruby Fox (2020-08-22 17:06:17)

+2

6

Джек не любил законников.
Здесь их никто не любил.
Не то, чтобы «Лисья Нора» имела дурную славу притона разбойников, скорее даже наоборот, а всё же блюститель порядка завсегда сумеет кому угодно аппетит испортить, даже придя по чужую душу. Посему и внимание Рихтера переключилось с Руби на новых гостей, в то время как Джек, мимоходом оценив серьёзный вид сыщиков, напротив, взглядом к Руби вернулся.
И всё-таки убрал ноги со стола, непоседа.
(поскольку задумал нечто, что в полулежачем состоянии сделать было трудно)
(а ещё ноги быстро начали затекать)
(и молоко пить вот так оказалось слишком неудобно, оно так и норовило пролиться; подлое, коварное, сладкое молоко!)

— Но зачем? — Уже не так залихватски, и даже как-то нормально, по-человечески, спросил Джек, после чего моментально испортил впечатление, с самовлюблённым видом поправив тёмные волосы; сам он, впрочем, никаких проблем с этим явно не испытал, — В этом мире столько разных созданий, что быть яркой совсем не страшно, я считаю! Вон, смотри, у того парня есть хвост, как у ящера!
Джек указал пальцем на какого-то постояльца, затянувшего что-то про чеканные монеты, и у того и впрямь обнаружился огромный хвост, идущий из-под плаща.
— А у этого — четыре руки! И рога!
И вновь — всё так и оказалось.
— Быть красивой лисичкой не зазорно, я считаю. — С какой-то уже бесстыдно детской непосредственностью заявил Джек и мягко, как плюшевый медведь на выезде, улыбнулся, после чего с ногами забрался на стол и обеими ладошками коснулся щёк Руби. — Не нужно стыдиться того, какая ты есть!
Под конец он совсем перешёл на шёпот.
— ...иначе я бы давно умер. От стыда.
Доверительно сообщил Джек, не переставая улыбаться с теми оттенками тепла, за которыми можно было прятаться лучше, чем за самым уютным одеялом на свете. Джек ведь когда-то не только Везунчиком и Счастливчиком звался, но ещё и Красавчиком, а самое красивое в каждом человеке, — так считал сам Риддл, — как раз улыбка и есть! И разумеется, малый возраст этому очарованию даже способствовал, не то, что мешал.

— Что думаешь, Барт?
— Кто-то обоссался.
Хейзел звучно цыкнул и отбросил окурок в сторону.
— Я не про то, Барт.
— Но про что, Хейзел?
— Про вора, Барт, забыл?
— А, да. Точно. Девчонка, она здесь. Вон там, с рогатым шкетом за столом.
Хейзел окинул Джека взглядом. Он был довольно опытным сыщиком и пару раз Везунчика Джека видел раньше. Потом посмотрел на хозяина «Лисьей Норы», — тот, судя по виду, был готов достать ружьё в любой момент, — и снова на Джека.
— Сперва попробуем решить вопросом миром, Барт.
— Хорошо, Хейзел.
Хейзел поправил плащ, попытался пригладить волосы, тщетно, — Барт повторил за ним, ненароком, движение в движение, — и оба законника отправились к столу.

Джек немного смутился.
Главным образом потому, что считал себя экспертом в области Туманов, и это если опустить титул самого крутого рейдера Бальтазара, а всё же вопрос Руби зашёл в ту степь, где Риддл давно был слаб — в область памяти.
Тем не менее, кое что Джек всё-таки знал. Знания и воспоминания, как оказалось, имели несколько разную структуру, — и один учёный в Университете даже написал научную работу на эту тему, опираясь в том числе на Джека Риддла в своих изысканиях, — но увы, Счастливчику Джеку это лишнего счастья не приносило.
— Да, такое может быть, — Отведя смущённый взгляд в сторону, возвестил Джек, — Туманы могут изменить тебя как угодно. Лишить чего захотят, или наоборот — дать то, о чём никогда не просил. По всякому бывает.
Джек развёл руками и улыбнулся, усевшись уже на столе и убрав руки от лица Руби.
— Но я мало что помню из того, кем...

— Кхм.

— Твои друзья?
Джек повернулся к Хейзелу.
Хейзел повернулся к Руби.
А Руби, вероятно, повернулась к Барту.
Потому что Барт тоже повернулся к Руби. И выразительно втянул воздух в паре дюймов от её плаща.
— Она, Хейзел.
— Хорошо, Барт.
Хейзел выразительно положил ладонь на стол, нависая над Руби. Левая рука сыщика оставалась в кармане плаща.
— Меня зовут Хейзел, а это — Барт. У него голова пса, и он отлично чует запахи. Поэтому буду краток. — Хейзел буквально физически ощутил, как трактир затих, а макушки главных актёров представления стали мишенью десятков напряжённых взглядов. — Ты украла что-то, что принадлежит нашему клиенту. Некий амулет. Верни эту вещь, и мы уйдём.

Словно музыкант на скрипки струне, Рихтер звонко протёр стакан одним глубоким движением. Возможно, у него была заготовлена для этого специальная тряпочка.

+2

7

Хотя в этом не было никакой необходимости - Руби знала, что Малыш Джек, как она его уже мысленно называла, абсолютно прав, говоря о других посетителях этого злачного заведения, - тем не менее она коротко огляделась, бросая почти равнодушные взгляды на тех «осчастливленных» Туманами ребят, на которых указывал Везунчик.
Она тоже не считала зазорным быть «красивой лисичкой» или «яркой девушкой». Давно прошло то время, когда Руби раздражало её новое тело. Были два таких этапа. Первый сразу после изменения, когда она чуть ли не в истерике каталась по земле, не желая мириться с тем, кем стала. Трудно сказать, что больше бесило: уши и хвост или то, что она теперь девчонка. Наверное, всё в совокупности. Второй период кризиса был, когда у неё упрямо начала расти грудь. Но как-то пережила всё это и сейчас уже привыкла воспринимать себя как девушку, думать как о девушке, не забывая, впрочем, и о том, кем была до злополучного похода в Туманы.
В этом были и свои плюсы, если честно. Женское обаяние - сильная штука, в чём Руби уже не раз убеждалась, а уши с хвостом зачастую служат дополнительным аргументом, добавляя ей плюсов в глазах мужчин, да и не только мужчин. Многие ведь умиляются при виде пушистиков, мягких, тёплых, их так и хочется потискать. Даже Руби была к ним неравнодушна.
Короче, дело было не в стыдливости, как думал Джек. Но не объяснять же ему, что она воровка и прячется под плащом, чтобы не светить приметы, по которым её легко найти, а вовсе не из-за скромности там, стыда или ещё чего.

- Ты не понимаешь... - попыталась она пуститься в объяснения.

И замерла от неожиданности, когда Джек вскочил на стол и взялся ладонями за её щёки. Впала на миг в ступор, слушая его с широко раскрытыми глазами и испытывая противоречивые желания то ли податься назад и ударить пацана по рукам, чтобы не распускал их, то ли схватить его и потискать. Везунчик ни разу пушистиком не был, но почему-то вызывал у Руби стойкую ассоциацию с приятной на ощупь мягкой игрушкой, которую бывает так приятно пообнимать. А ещё - вероятно, из-за цвета кожи - он был похож на мягкий, упругий и податливый сливовый пудинг. Бредовые мысли о том, что будет, если его лизнуть или куснуть, пришлось отгонять прочь.

Всё же, несмотря на собственные смущающие мысли, вызвавшие у лисички ещё больший ступор и нежный румянец на щеках, она слушала, что говорит Джек, внимала его словам и заметила, КАК он произнёс последнюю фразу. Иначе он бы умер со стыда... Значит, её догадка верна и перед ней не мальчишка. То есть биологически мальчишка, конечно, но не по возрасту. Как и ей не семнадцать лет на самом деле. Прямо он об этом не сказал, но как ещё можно понять его слова, сказанные доверительным тоном? Да и это смущение во взгляде...

А ещё его улыбка. Она делала пудинг слаще.

На неприятные запахи Руби научилась не обращать внимания, если только они не несли в себе возможной опасности. Но когда её чуткое обоняние уловило резкий запах мочи где-то не очень далеко, ухо лисы дёрнулось и, заподозрив неладное, она повернула голову в сторону двух типов, направлявшихся, как оказалось, прямо к её столику. Первым желанием было вскочить и бежать, но мимо этой парочки она может не прошмыгнуть - они шли как раз от входа. Девушка тут же вернулась взглядом к Джеку, сделав вид, что всё в порядке. Но одна рука её тут же скользнула под плащ и нащупала нож. Неужели эти двое по её душу?
Если бы Счастливчик был более внимателен и не отводил в сторону смущённый взгляд, то заметил бы и это её движение, и появившуюся в глазах тревогу.

Руби повернулась к Барту и невольно подалась чуть от него, когда тот неожиданно втянул воздух в опасной близости от её плаща. Устраивать здесь поножовщину лиса не собиралась. Она смекнула, что, хоть и видимый перевес в силе в пользу сыщиков, но он весьма зыбкий. Пускай законников здесь явно боялись, но в такой толпе наверняка найдётся человек, а то и не один, который попробует заступиться за лисичку, если она покажет, что нуждается в защитнике. А если нет... что ж, у неё найдётся и другой способ.
- Привет, ребята. Понятия не имею, о чём вы, - спокойно отозвалась воровка и лёгким движением руки - не той руки, что держалась за нож под плащом - откинула капюшон, являя взорам посетителей корчмы очаровательные лисьи ушки и симпатичную невинную мордашку. Руби нахмурила лобик, будто что-то вспоминала, и чуть прищурила глазки. - Хотя... припоминаю одного джентльмена, с которым столкнулась недавно на улице. Это у него пропал амулет? А на земле искали? Наверняка он просто упал и куда-то укатился.
Укатиться он не мог, потому что не был круглым. Мог отлететь, конечно, если его случайно толкнули ногой, но не откатиться. Руби надеялась, они купятся на эту уловку и поверят, что лиса даже не знает, как выглядит амулет.

Рука под плащом тем временем незаметно перекочевала к потайному кармашку, аккуратно вытянула из него амулет. Руби зажала его в пальцах так, чтобы не было видно, высунула руку из-под плаща и протянула за кувшином.
- И почему он решил, что я его украла? - с нотками обиды и возмущения в чуть дрожащем голосе продолжила ломать комедию воровка.
Она подвинула к себе кувшин и налила молока в опустевший стакан. После чего амулет из её руки исчез, опустившись на дно кувшина, спрятанный под белым молочным покрывалом. Ловкая игра рук - и никакого волшебства. Руби вернула кувшин на место и залпом выпила больше половины стакана, поглядывая на Барта.
Её наверняка сейчас обыщут и ничего не найдут. Что дальше? Потащат в тюрьму за одно лишь подозрение? Они в курсе, что такое презумпция невиновности?

Ну надо же! И подумать не могла, что из-за одного амулета может быть столько проблем. Или он дорог бывшему хозяину как память о ком-то или о чём-то, или... или у этой штучки есть изюминка, про которую Руби не знает. Пожалуй, стоит отнести его в лавку к госпоже Азме, пускай она посмотрит и оценит. Вдруг это некий дорогостоящий артефакт?
В любом случае, тому типу в пиджаке не стоило зевать. Если он так дорожил этой вещицей, мог бы и лучше её хранить.

+2

8

Барт отрывисто, словно лая, хохотнул, когда Руби сняла плащ с головы.
— Я же говорил, Хейзел. Лиса.
— Ты был прав, Барт. Ты был прав.
Хейзел в этот момент времени больше внимания уделял Рихтеру, — он был единственным, не считая мальчишки на столе, от кого исходила реальная угроза, — и потому совсем не заметил, как лиса провернула свою маленькую уловку.

[float=right]https://i.imgur.com/KWcN7Lm.png
Хейзел, сыщик[/float]Нарочито тяжко вздохнув, Хейзел обвёл взглядом всю «Лисью Нору» и, наконец, вернулся мрачным, тяжеловесным взглядом к Руби. Её красота не оказывала на него, кажется, никакого влияния (тогда как Джек невольно восхитился и не без усилия подавил порыв потискать пушистые уши).
— Ты, кажется, не поняла. — Громко, так, что буквально каждый мог слышать их разговор, сказал Хейзел тем тоном, которым отчитывают непослушных детей. — У Барта — собачья голова.
— Точно. — Вставил Бард, злобно зыркнув на Руби.
— И он очень хорошо чует.
— А ещё я ненавижу блядских лис. — Заметно тише добавил Барт.
Джек сердито нахмурился, всё услышав.
Рихтер поставил стакан на столешницу с глухим стуком.
— И он знает, что ты унесла с собой амулет нашего клиента...
Акцент на нужном слове предполагал, что Хейзел прекрасно знает, насколько хорош нюх у Руби и, дескать, она может понять твёрдость предъявленных обвинений. А если нет, то что же...

Джек, известный любитель театра, представление не оценил и внезапно сорвался.
Мгновение, и дула револьверов, непомерно огромных в детских руках, уткнулись в шеи Хейзелу и Барту. Те, впрочем, в обиде не остались.
— Хейзел?
— Барт.
Малейшего кивка хватило, чтобы собакоголовый сыщик впечатал Джека прямо в стол с сочным хрустом и приставил револьвер к его виску.
Хейзел в свою очередь, под аккомпанемент отодвигаемых стульев и металлических шорохов, оружие наставил на Руби.
Рихтер достал ружьё и крепость его хватки не оставляла сомнений — он по Хейзелу не промахнётся.
Прочие зеваки пока только готовились к развязке и определённой позиции не приняли.

Барт дёрнул ухом.
Джек под его руками юлил непрестанно; за этим небольшим исключением «Лисья Нора» утихла.
— Джентльмены, вы собираетесь защищать воровку? — С вызовом поинтересовался Хейзел. — Лисья Нора — разбойничий притон?
Рихтер поднял бровь в ответ.
— Здесь все знают Джека. И никто — тебя. До девки мне дела нет. Если она ворует — можете её забрать.
— Мне есть до неё дело. — Прошипел Джек, сумевший извернуться и укусить Барта за палец.
— Туманов сын!.. — Пролаял укушенный Барт.
— Ладно-ладно. — Хейзел будто бы нехотя, будто бы поднял руки, но на самом деле практически не изменился в позе. Взгляд его устремился к Руби. — Я вижу, что ты и в самом деле не понимаешь, что сделала. Мы задаём вопросы вежливо. Но за нами придут люди, которые будут ответы требовать. Понимаешь? Если ты хочешь довести до этого — так и скажи.

+1


Вы здесь » Кео, мир Туманов » Утерянные главы » 21.06.1705 → Два стакана молока


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно