https://forumstatic.ru/files/001a/e1/66/16813.css
https://forumstatic.ru/files/001a/e1/66/11882.css
→ фэнтези, стимпанк ←
→ рисованные внешности ←
→ рейтинг NC-17 ←
→ эпизодическая система ←
→ смешанный мастеринг ←

Кео, мир Туманов

Объявление





Добро пожаловать на Кео, мир Туманов! Причудливый и порой жестокий мир может пугать, но оставь страхи позади — мы рады тебя видеть!

Фэнтезийно-стимпанковская ролевая, которая начала жить вновь.
В левом углу сверху есть кнопки смены дизайна.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Демиург




Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кео, мир Туманов » Утерянные главы » 11.01.1704 - Пробуждение.


11.01.1704 - Пробуждение.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Участники:
I - Аделаида Корнаро
II - Саликс Береника

Она заснула очень-очень давно. В тот самый момент, когда старый мир оказался разорван на мелкие части, затопляемый Туманами. Положив тяжёлую голову на мощные лапы, Она закрыла глаза, Она замедлила стук своего сердца. Она принялась ждать, когда всё вернётся в норму. В привычную Ей норму. Так протекали года, за пределами Её логова мир изменялся под действием неизбежных сил. А Она продолжала спать. Лишь изредка ворочаясь в окружении бесцветных сновидений. Но рано или поздно всегда приходится просыпаться. Вот и её долгому отдыху наступил конец. Пора открывать глаза. Но так ли просто отличить реальность от снов?
https://www.artpeoplegallery.com/wp-content/uploads/2016/01/12045766_10153626068064771_4975439819957164754_o.jpg

0

2

Такули'Пуль – крайняя южная точка Континента. Дальше на многие мили простирались Великие Пески. Ещё дальше – Туманы. Дерьмовее местечка просто не сыщешь во всём Кео. Однако кто-то же додумался отстроить здесь целый город! Ну как город. Скорее это было просто крупное поселение, с самой настоящей крепостью и толстыми стенами. Именно эти стены вот уже два столетия защищали жителей Такули'Пуля от всевозможных невзгод этого мира. Жители эти, к слову, в большинстве своём были потомственными шахтёрами. Их предки прибыли в эти места из самого Бальтазара, когда здесь были обнаружены богатые залежи камия – редкого и очень ценного минерала. Именно из него некогда ковалось оружие и доспехи для «Слепых» - несуществующего нынче военно-религиозного ордена, призванного бороться с угрозой из Туманов. Залежи эти, впрочем, хоть и были богатыми, но довольно скоро истощились. Последний крупный пласт камия выработали лет пятьдесят назад, если не больше. С тех самых пор город пришёл в упадок. Лишь немногие его жители продолжали трудиться в шахте, надеясь вновь сорвать джекпот.

      — Ублюдки, твари, суки. – рычала себе под нос бредущая по барханам карлица. Странно было наблюдать такое крохотное создание здесь, в абсолютно непригодном для нормальной жизни месте. Оказалась она посреди Великих Песков не просто так. А по собственной глупости. Согласившись несколько дней назад доставить троих «странствующих учёных» к самой границе Туманов, она никак не ожидала, что в какой-то момент эти сволочи просто откажутся платить за её услуги. Последовавшая после этого драка длилась совсем недолго. Аделаида даже не успела выхватить из-за пояса пистоль. Её схватили и выбросили за борт дирижабля, словно мешок с дерьмом. Благо высота была не слишком большой. И карлица отделалась только вывихом плеча. Да, в жизни пиратки всё же сохранилась капелька удачи.

      — Найду их. Найду и головы им поотрываю. И в них же насру. – никак не могла успокоиться опау, скрежеща зубами от бессильной злобы. Хотя что она могла поделать в этой ситуации? Лишь поливать грязью тех дылд, что украли её дирижабль. И идти вперёд. Надеясь встретить своё спасение до того, как подохнет посреди пустыни.
Жара стояла невыносимая. Солнце палило так, что карлица была готова поклясться – оно плавило песок, превращая его в гладкое стекло. Даже раздевшись догола и обмотав голову халатом, Аделаида с каждой минутой наоборот чувствовала себя всё хуже и хуже. Обливаясь потом, ворочая постепенно распухающим языком в давно пересохшей глотке, девушка делала шаг за шагом. Прочие мысли в какой-то момент покинули её непропорционально большую башку. Ярость. Осталась только она. Только она не давала карлице опуститься на землю и умереть.

      Но видимо Судьба посчитала, что Аделаиде слишком рано это делать. Перевалив за очередной бархан, пиратка вдруг обнаружила себя на берегу самого настоящего оазиса. Поросший изумрудно-зелёной травой, оберегаемой от безжалостного солнца густыми кронами многочисленных деревьев, он хранил в своём сердце самое настоящее чудо. Безбрежное озеро с чистейшей, прохладной водой. Не веря своей удаче, карлица сразу же бросилась вперёд, желая напиться на всю жизнь вперёд. И даже больше. Её совершенно не волновало, что этого оазиса тут просто не могло быть. Ведь как известно – Великие Пески на то и великие. В них нет и не было ничего, кроме песка. Такая логика. Но это ни капли не волновало Аделаиду. Она чертовски хотела пить.

      Она чертовски хотела пить даже в тот момент, когда зачерпнутая в ладонь вода принялась рассыпаться золотыми монетами. Которые, соприкасаясь с землёй, расползались в разные стороны, словно букашки, не давая себя поймать. Только сейчас, вытаращив глаза, карлица осознала, что всё это не более чем галлюцинация повредившегося от жары рассудка. И в каком-то роде она была очень близка к истине. Ведь галлюцинация не может сохраняться тогда, когда её распознали. Это был сон. И принадлежал он отнюдь не Аделаиде.

      Гром расколол небо на две половины слишком внезапно. В буквальном смысле. Всё ещё оставаясь на коленях, карлица задрала голову и с удивлением загляделась на зияющую чернотой рану, протянувшуюся с запада на восток. За которой можно было наблюдать редкие звёзды. Внезапно небо оказалось настолько чистым, что с земли можно было невооружённым глазом наблюдать всё безумие космоса. А затем хлынул дождь. Если это был он, конечно. Невидимые струи смывали привычный облик вещей. Трансформировали его в угоду восприятия чужого рассудка. Слишком уникального, чтобы его можно было осмыслить. Картина мира вдруг задрожала и натянулась, словно мыльный пузырь. Внезапно все краски стали звучать на несколько тонов выше. А звуки изменили свой вкус. Сбитая с ног и оглушённая подобными метаморфозами, Аделаида каждым атомом своего тела мечтала вновь оказаться в испепеляющей всё живое пустыне. Там она по крайней мере могла быть уверена, от чего подохнет. Здесь же… Но было уже слишком поздно.

      Кульминация происходящего случилась так же внезапно, как и затакт. Смешавшиеся в дурную какофонию последовательности действий, мыслей и событий вдруг образовали прямую линию, развернувшуюся от края до края. А затем всё схлопнулось, образуя новое понимание грядущего.

      Первое, что обнаружила карлица, это саму себя. Такую же маленькую, такую же злобную и такую же пропахшую дешёвым табаком и алкоголем. Второе, что попалось ей на глаза – это зелёная трава. Привычно зелёная. Достаточно зелёная для того, чтобы поверить в её натуральность. И лишь потом, подняв взгляд чуть выше, Аделаида увидела главное отличие от того, что она привыкла видеть. Целый мир. Лишённый сизого марева Туманов, что для каждого обитателя Кео были одновременно близки и одновременно далеки. Только после того как её крохотный мозг сопоставил это главное изменение, карлица не смогла устоять на ногах. Рухнув прямо посреди поляны, она инстинктивно прикрыла голову лапами. Впервые за всю свою жизнь опау испытала чувство страха. Самого настоящего. Она даже не обращала внимания, что находится не просто на поляне, а перед входом в огромных размеров пещеру. В которой кто-то только что проснулся.

+1

3

В мире хаоса определенности вписывались скрипя и еле-еле. Ползая, словно агонизирующие змеи, они вряд ли служили толковым ориентиром в мире, где время и место менялось, притом не всегда линейно. Сны заменяли реальность, реальность заменялась сном, и так по новой, вплоть до момента, когда Салли уже не могла точно сказать, спала ли она все это время. Удалось ли ей вообще хоть раз сомкнуть глаз, падая в дрему, или же с того момента, как она закончила свою работу, она ни разу не прилегла. ЕЙ вообще нужен был сон? Что такое сон? Рано или поздно такие вопросы начинаешь задавать не только касательно вещей, казавшихся обыденными.
А потом уже и не задаешь. Просто принимаешь как факт. Потому что ничего другого не остается, когда у тебя на руках остается только одна не вполне четкая цель, без которой вообще не было бы возможности двигаться вперед. Хотя, Береника не была уверена в том, что двигалась она вперед. Скорее, просто двигалась. Шаг за шагом, как и раньше. Вдыхая носом запахи, пытаясь найти тот, что подходит. Шаг за шагом. Пот, цитрус, древесина, пока приступ никчемности не накатил валом и не заставил упереться мордой в землю. Странное поведение. Она могла его себе позволить, в конце концов. Это мелкие зверушки всегда настороже.  Саликс Береника обычно была слишком далекой от такой суеты.
Она была камнем. Она была горой. Она была испещренными червями и карликами с бородами пещерами.
Она была огнем. Когда-то. Давно. Жарким, жарче огня солнца, согревающего города и луга. Это был огонь недр.
Она была золотом. Серебром. Бронзой. Текшей в ее ладонях.
Она была ударом молота. Быстрым. Ощутимым. Точным. Настолько живым, насколько был звон металла под ее хваткой.
Она была страхом. Ее боялись. Она была жуткой, страшной, чудовищной. Не потому, что была громадной, не из-за витьеватых рогов и острых зубов, не из-за золотой шкуры или пламени. Нет, не поэтому. Потому что она могла гневаться. Потому что она гневалась. Потому что она сжигала. И умела чувствовать страх. Прямо как сейчас.
Веки. Слегка подрагивающие, в черной чешуе, медленно приподнялись. Вокруг нее была темнота, но впереди... Впереди был свет. Такой, который виден в тоннелях, когда уже поднимаешься к поверхности. Он не пробивается к стенам, не доходит до твоих лап. Но ты знаешь что там, откуда идет этот свет, тепло. Там много снега, оттаявшего и ставшего влагой, спускающейся с гор. Много зеленой травы, радушно встречающей лучи солнца. Много тех, кто пытался ее прогнать, но не смог и только и ждал, когда она уйдет сама.
«Она». Странно себя так называть. «Она»... У нее же было имя. И не одно, но одно точно было ее собственным.
Слишком сложно, слишком мало бодрости. Слишком отвлекающий запах. Запах страха, испуга. Знакомый, перемежающийся с запахами жареной плоти, дыма и плавящегося камня. Когти, скрытые в темноте пещеры, вспарывают землю, и по ту сторону темного прохода, ведущего в воображаемые недра, слышен низкий рык.
Чудище, каким бы оно ни было, оставалось скрытым. Но его голос, его взгляд ощущался, словно саван, накрывающий маленькую опау, а за саваном был огонь и вековые горы, нависающие. Готовые обрушиться на кроху, стоит ей сделать... Что-нибудь. Что-нибудь «не то».
Страх, вперемешку с всепоглащающим желанием сбежать, с инстинктом, требующим прямо сейчас уходить, потому что что бы ни было в той пещере — оно страшное. Оно зубастое. Оно смотрит на нее прямо сейчас и, приоткрывая зубастую пасть, спрашивает.
- Кто там?
Голос был... Не тот, который должен быть. Женский. Не чудовищный рык, не неразберимое рычание. Уставший, сонный, не вполне себе, отвлекающийся на гостя, как на надоедливого коммивояжера, решившего постучать и отвлечь девицу, только и успевшую прилечь после тяжелой ночи, явно наполненной работой. Тяжелой работой по металлу, по камням. Она не хотела отвлекаться. Она устала. Она хотела отдохнуть. Но прямо сейчас в ее дверь, в ее горы ломились. И она не любила, когда к ней приходили так нагло. Вообще не любила, если это только не был кто-то из своих.
И с такими крохами она больше не общалась.

0


Вы здесь » Кео, мир Туманов » Утерянные главы » 11.01.1704 - Пробуждение.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно