https://forumstatic.ru/files/001a/e1/66/16813.css
https://forumstatic.ru/files/001a/e1/66/11882.css
→ фэнтези, стимпанк ←
→ рисованные внешности ←
→ рейтинг NC-17 ←
→ эпизодическая система ←
→ смешанный мастеринг ←

Кео, мир Туманов

Объявление





Добро пожаловать на Кео, мир Туманов! Причудливый и порой жестокий мир может пугать, но оставь страхи позади — мы рады тебя видеть!

Фэнтезийно-стимпанковская ролевая, которая начала жить вновь.
В левом углу сверху есть кнопки смены дизайна.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Демиург




Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кео, мир Туманов » Утерянные главы » 16.07.1704 - Жадность.


16.07.1704 - Жадность.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Участники:
I - Аделаида Корнаро
II - Элеанор

III - Капитан Флэйр
IV - Расахти - как только, так сразу
И другие.

Испокон веков люди стремились к силе и власти. Ещё большей силе и власти, чем у всех прочих. Это желание подчас заводило так далеко, что приносило многие беды не только им, но и всем прочим. Но кого это останавливало? Вот и Константин Ген'Варрен решил - а чем он хуже? Особенно когда такая возможность сама приплыла в его руки? По чистой случайности этот пижон и аристократ обнаружил древний трактат, в котором упоминалось местонахождение древнего артефакта - "Гипофиза". Надо лишь прийти и забрать его из хранилища, полного ловушек. Так зачем марать об это свои руки? Лучше уж отправить на верную смерть отбросы и шваль, которые с радостью согласятся на это, предложи ты им побольше денег. Они и согласились. Им же и расплачиваться за собственную глупость.
https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/66/148/t668122.jpg

Отредактировано ms. Kornaro (2020-10-16 15:38:20)

+4

2

Эта история берёт своё начало в самой середине лета, в одном из роскошных имений, расположенном где-то на севере Континенте. Стоит отметить, что владелец – сиятельный граф Константин Ген'Варрен III – выбрал крайне удачное место чтобы расположить свою резиденцию, куда он мог в любой момент сбежать от шума, смога и тревог столицы. Всякий гость, стоило ему хоть раз оказаться здесь, ещё долгое время восхищался живописными видами. Только если его душа не была напрочь ограждена от лирических порывов. Имение расположилось в тихой долине, на берегу широкого, кристально-чистого озера, в которое с грохотом обрушивался водопад. Горные массивы, увенчанные шапками снега, служили естественной преградой от холодных ветров. А густой хвойный лес, разраставшийся не одну сотню лет – от возможных врагов. Что для графа было крайне важным. Дело в том, что среди знати Бальтазара Константин III пользовался дурной славой. Завистливые языки приписывали ему всяческие бесчинства. Связанные в том числе и с его изучениями Туманов. Оказавшись в столице и спросив случайного прохожего о том, кто такой граф Ген'Варрен, вы обязательно услышите леденящую кровь историю, как он насильно отправляет людей за границу привычной реальности, только лишь для того, чтобы посмотреть как они изменятся. Особенно ценные экземпляры, которые потом удавалось добыть, он лично препарировал, консервировал и выставлял в своей кунсткамере. Чтобы хвастаться ими потом перед своими гостями. К слову сказать, что-то в этих историях оказывалось правдой.

      Но сегодня под крышей имения Константина III собрались отнюдь не благородные графы и бароны. Наоборот – все гости оказались сплошь маргиналами, давным-давно пренебрегшие нормами морали и законов. Кто-то по собственной глупости. Кто-то по собственному желанию. А кто-то из них и вовсе оказывался распоследним неудачником, не знающим иной жизни с самого рождения. Все они собрались здесь не просто так. Им пообещали золото. Очень много золота. Или его-то ещё, от чего они не смогли отказаться

      Аделаида прибыла в имение уже под вечер. Солнце было готово вот-вот скользнуть за горизонт, уступая своё место сгущающейся ночи. Налетавший порывами со стороны гор холодный ветер то и дело норовил забраться карлице под халат, как бы она не куталась в старый, перепачканный с ног до головы дорожный плащ. Ковыляя по наезженной колее, ведущей к имению, девушка непрестанно материлась, поливая грязью как самого Константина, так и всю его семейку. Всё дело в том что пиратке пришлось оставить свой дирижабль на пристани в ближайшем поселении, по причине того что закончилось топливо. Случилось это два с лишним дня назад. Всё это время карлице пришлось идти на своих двоих, лишь изредка останавливаясь на привал. Гнало же девушку вперёд желание как можно скорее получить ту сумму, что была указана в полученном письме.

«Ув. А. Корнаро.
Я не знаю, где Вы и что с Вами сейчас, но очень надеюсь, что по факту получения данного письма Вы окажетесь в добром здравии. Спешу сообщить, что мы наслышаны о Ваших подвигах. А что самое важное – о Ваших умениях. Поэтому и хотели бы поручить Вам крайне ответственное дело, что будет по плечу лишь профессионалу Вашего уровня. И мы готовы заплатить Вам пять тысяч золотых лир, только бы увидеть Вас в нашей скромной команде.»

      Далее в письме рассказывалось, где следует искать отправителя. Кто он такой. И прочая ерунда, которая не так уж и сильно интересовала Аделаиду. Пять тысяч лир. Сумма немаленькая даже для графа. И он пообещал девушке заплатить ровно столько. Монета в монету. Конечно карлица не верила этому Константину. Но зато она верила своему пистолю, из которого она гарантированно размозжит голову дылде, стоит ему только обмануть её. Пиратка даже не догадывалась, что на самом деле в её кармане лежал обыкновенный лист бумаги. Девственно чистый. Зачарованный магией, он обещал коротконогой «читательнице» видеть то, чего она жаждала больше всего на свете. И такие вот письма получил каждый из участников экспедиции.

      Аделаида миновала ворота имения уже тогда, когда солнце окончательно село. Скользнув между прутьями кованных ворот, карлица не смогла сдержать разочарованный вздох. К двери вела широкая лестница из дорогого мрамора. Да, Константин не жалел средств на постройку, вот только ей теперь приходилось буквально карабкаться на каждую ступеньку. Тяжело дыша, обливаясь вонючим потом, девушка всё же миновала эту преграду и уже собиралась постучать. Как вдруг дверь открылась сама собой. На пороге стоял робот, внешне похожий на шкаф. С квадратной головой и двумя грубыми руками-манипуляторами, окрашенный в тон костюма дворецкого. Как видно граф взял простую модель грузчика, лишь немного поработав над его внешним видом.
— Здравствуйте, Аделаида Корнаро, - дребезжащим голосом проговорил робот – Рады вас видеть. Прошу следовать за мной.
И, не дожидаясь ответа, дворецкий неспешно покатил вглубь прихожей.
— Жестянка ебучая. – не сдержалась карлица от комментария по поводу увиденного. Сплюнув под ноги, не постеснявшись замарать дорогой ковёр, пиратка пошла следом за ним.

      Довольно скоро Аделаида оказалась в просторном зале, в центре которого был установлен длинный стол. Пока что пустой. Кроме неё здесь было ещё несколько «гостей». В основном люди, но так же и парочка зверолюдей. И даже один опау! Что оказалось для карлицы некоторой неожиданностью. Все они сидели отдельно друг от друга, лишь изредка перебрасываясь хмурыми взглядами. Выглядело же это собрание немногим лучше самой Аделаиды. Сплошь оборванцы и уроды, неведомо как собравшиеся под этой крышей.
— Присаживайтесь. – вновь прогудел робот, обращаясь к карлице – Скоро должны прибыть оставшиеся участники экспедиции. И мы начнём.
— Ага, жду с нетерпением. – буркнула девушка, забравшись на ближайший стул.

+4

3

   Никто не осмеливался подойти к окну и задернуть тяжелые, старые шторы, закрыв просторную комнату от закатного солнца. Или попросту всем было на это плевать. Потемневшая от времени дубовая мебель окрашивалась в оранжевый, от начищенного серебра на потолке, книжных шкафах и витражах играли зайчики. Вдоль одной из стен тянулась массивная витрина, возле которой суетился один из гостей, с интересом разглядывая запертые там безделушки. Уже по четвертому кругу. На стенах, между высокими окнами висела россыпь картин разной степени убогости и безвкусия: куча ваз с едой и лиц дохлых графов.
   Еще утром выскобленный зал провонял запахом перегара, пота и засохшей мочи. Вычурный ковер, который ровно половину шестого утра выметала до блеска хрупкая прислуга был грязными следами ботинок. Комки грязи с застрявшими в них соломой и мелким мусором в точности повторяли очертания чьей-то подошвы.
   В камине трещал огонь.
   Мало кому бы пришло в голову разводить огонь в середине лета. Возможно, что этот кто-то надеялся, что это придаст расслабляющее настроение для этого змеиного клубка, собравшегося вокруг длинного стола, но пока что чадящий огонь только добавлял жары после знойного дня и усиливал вонь.
   Никто особо не разговаривал. Практически никто не смеялся, не перекидывался шепотками. Это был не званный ужин в роскошном поместье, а они – не званные гости. Некоторые этим утром ногтями прорывали себе путь сквозь нечистоты выгребных ям, в которых прожигали свое жалкое существование. Кто-то променял рандеву с очередной продажной женщиной на то, чтобы оказать здесь и сегодня.
   Кто-то объявился спозаранку, когда по дому еще во всю сновала прислуга, кто-то так еще и не занял приготовленное для него место за длинным столом. У каждого была своя причина быть здесь. Эти причины лежали аккуратно свернутыми в карманах. Некоторые были брезгливо выкинуты или использованы как салфетка. И почти каждый не мог выкинуть эту свою причину из головы.
   - Может прекратишь?
   Ношеная холщевая одежда пестрила заплатками. Одна из подтяжек давно порвалась и ее заменила грубая веревка, пушистым узлом схватившая ношенные брюки за лямку для ремня. На голове сравнительно новая фуражка с вышитым логотипом какой-то мастерской. Так часто одевались механики.
   Морщинистой рукой он пытался спрятать серые, затуманенные бурбоном глаза от бушующего за окном заката. На челюсти, которая не скрывалась за огромной ладонью, среди россыпи седеющей щетины, зияла давно покрывшаяся рубцом дыра. Явно от пули. Сквозь нее то и дело вытекала капля слюны, которую он тут же вытирал грязным платком, торчащим из нагрудного кармана рубашки. А еще он смердел. Смердел так, что его соседи отодвинули свои стулья на добрых пол метра от него.
   Так вонял сепсис.
   Этот запах был хорошо ей знаком. Она перестала считать его чем-то отвратительным. Длинные волосы, цвета фисташкового мороженого были стянуты грубой лентой на затылке, на лицо падала окрашенная в розовый прядь, скрывая за собой один из неестественно светящихся глаз.
Из присутствующих она была не самой отвратительной на вид.
   Небольшое, длиной всего с мизинец, лезвие складного ножа, на перламутровой ручке которой были грубо высечены чьи-то инициалы, медленно, миллиметр за миллиметром прорезало гипонихий. Полоска дешевой нержавейки, покрытая темными пятнами, все глубже заходила под ногтевую пластину. Покрытые трещинами губы улыбаются, когда полупрозрачная чешуйка встает под ровным углом к фаланге. Она зажимает пластинку большим и указательным пальцем. Крутит ее как ключ в замке, пока не разорвется матрикс.
   Лист, лежащий на вычурной скатерти, был испещрен заломами и надрывами. Он ни раз в гневе сминался в плотный комок, затем с трепетом разлаживался. Исписанный аккуратными, округлыми буквами, складывающимися словами, который Элеанор с трудом могла прочесть. Ровно в центре него мелкое багровое пятно, поверх которого лежат ее ногти.
   - Больная мразь.
   Плюнув в ее сторону, здоровяк припал к фляге, латунный корпус которой почернел от времени.
   Окровавленная чешуйка, отправленная щелчком в его сторону, прилипает к нижней губе. Здоровяк опешил. Между пальцами ладони, которыми он пытался отбиваться от выжигающего сетчатку солнца, было видно, как его склера наполняется кровью, а губы, мокрые от слюней и пойла дрожат в ярости.
   - Я ж тебе сейчас голову откручу! – прорычал он.
   Его глухо ударился спинкой о ковер, когда он, стоя на ногах уже готов был перегнуться через стол с занесенным кулаком, размером с голову Элли. Элли, которая глупо улыбалась ему, балансируя на задних ножках стула.
   - Присаживайтесь. – повторила она слова робота с привычным акцентом.
   Он замер с занесенным кулаком. Сальные ноздри сдувались и раздувались, на челюсти то и дело вздымались бугорки жевательных мышц, будто он пережевывал слова, которые хотел выплюнуть в блаженной лицо рогатой, держащей перед собой свой крохотный ножик. Он не ударил. Как и все он уставился на новоприбывшую, которую с трудом можно было бы разглядеть, не перегнувшись через столешницу.

+3

4

Ёб вашу мать. Пять тысяч лир... Пять тысяч. Пять тысяч лир. Золото. Золотишко. Золотишечко.
От мыслей о таких количествах золота становилось почти так же хорошо, как от здоровенного члена в заднице. Флэйр облизнула губы, на которые протекла уже тоненькая струйка слюны. Лучший член в её заднице, конечно, всё равно был лучше даже пяти тысяч золотых. Он был ценнее любого золота, и, кажется, Флэйр уже знала, на чьи поиски готова потратить хоть весь свой гонорар. Но пять тысяч золотых - это... сколько-сколько страстных ночек с Дженни и Сари? Флэйр загибает пальцы - не потому что плохо считает, а потому что ей нравится смаковать цифры, на которые она могла бы вложить в такое массивное удовлетворение своих ненасытных половых интересов.

Конечно же, тратить ЁБУЧИХ ПЯТЬ ТЫСЯЧ ЗОЛОТЫХ на одних шлюх и торч было бы невероятным расточительством. Но, Флэйр в этом уверена, она найдёт им достойное применение. Даже если сейчас ей в голову не приходит вариантов лучших, чем "снарядить экспедицию в поисках того горячего парня, чей член был на вид не меньше трёх десятков сантиметров" и "не вылезать из борделя месяца два или три", то потом, когда звонкие деньжата окажутся на руках, она всенепременно разберётся, что с ними делать.

В общем, летящей походкой она отправлялась к чёрту на куличики в поисках небывалой наживы. И ничто не предвещало беды. И пришла бы она несколькими часами раньше, обогнав по пути какую-то зеленорылую коротышку, если бы не захотелось присесть, отдохнуть на дорожной обочине. Флэйр во время передышки свои запасы оценила и поняла, что имеет полное право немного расслабиться перед таким-то важным делом. Сначала Флэйр курила какую-то сиранайскую смесь из трав, от которой небо становилось ярче, а смех звонче. Потом пила. Напоследок покурила ещё немного и, решив, что больно долго она просидела на обочине и надо бы ей подускориться, прямо на камне разложила специально заготовленный пергамент, высыпала на него волшебный порошок, но уже не сиранайский и ка-ак загнала его себе с размаха в ноздрю мощным вдыхательным движением!

Краски стали ещё ярче, голова радостно зазвенела, ноги сами несли её к месту назначению, а из ноздри тоненькой струйкой текла кровь, которую Флэйр не замечала.

И вот, радостная и объебошенная, Флэйр летящей походкой миновала ворота, лестницу, робота-дворецкого, которому она со смехом постучала по той части, которая вроде бы была его головой. Претендентов на ПЯТЬ ТЫЩ ЗОЛОТИШКА было ожидаемо много, но что ей, ветерану таких заварушек, от которых эти бугаи бы обделались и захотели бы к маменьке под юбчонку, бояться? Она их всех уделает мигом! А кто-то кому-то уже хочет голову открутить... Ну вот, какие-то они недружелюбные - а ведь сегодня такой хороший день и такой хороший повод собраться! Не дело так, ой не дело! Не знаешь ты, мужик, правил хороших посиделок!
Флэйр пружинисто идёт по засранной комнате, которая явно видала и лучшие компании, но ей так нравится всяко больше, чем если бы эта богатая обитель была бы блестящая, вылощенная и стерильно-чистая, как принято на нормальных посиделках для нормальных людей. Флэйр привыкла к такой обстановке, да и какая разница, какая обстановка? Удовольствие от жизни - оно вот тут, в голове, и если ты, как этот нервный типчик, не умеешь получать его, то тебе не поможет ни убранная комната, ни дорогие явства.

Флэйр отхлёбывает из фляги и возникает перед занесённым кулаком.
- Потише, братишка, в этой ситуации, - размеренно говорит Флэйр, поднимая бровь, - Ты мою подружку... Не трожь короче, лады? А то я тебя сама так трону, что убежишь отсюда, как в сраку ужаленный, сопли на кулак наматывая. Ты же будешь моей подружкой? - обращается она уже к обладательнице мягко-зеленого оттенка волос и аккуратных рожек надо лбом. Ответа, впрочем, не дожидается, просто сплёвывая ему под ноги. Прямо на ковер.

Одарив бугая ещё одним недобрым взглядом, Флэйр спешит занять стул подле неё - как ей кажется, свободный. Но задница её упирается во что-то, что стулом не является - более того, кажется, оно живое. Флэйр оборачивается и плывущим взглядом обнаруживает под своими сочными булками нечто зелёное, крохотное и плохо пахнущее.

- Мои самые сердечные извинения... - отвешивает она нетрезвый поклон и ногой придвигает стул, на котором, похоже, сидел злобный бугай, пока не решил помахать кулаками. Флэйр занимает место между зелёной вонючкой и рогатой, снова обхватывает рогатую за плечи. Обхватила бы и карлицу - но выходит только приобнять спинку её стула.

И смотрит на мужика. Исключительно борзо и очень красноречиво.

Отредактировано Captain Flare (2020-10-19 11:46:31)

+2

5

Карлица объявилась в общей зале аккурат в тот момент, когда там вспыхнула ссора. Нет, разумеется она не была её зачинщиком. Сегодня здесь  хватало сволочей и ублюдков, готовых за просто так выпотрошить друг друга. За косой взгляд или неподходящее слово. Или просто от скуки. Потому что могли и хотели это сделать. Не имея никакой заинтересованности в происходящем, Аделаида с угрюмым видом разглядывала то тяжело и хрипло дышавшего здоровяка, более напоминавшего раздувшийся от гноя чирей на заднице. То худосочную бабёнку, выглядевшую и того отвратительней. По меркам пиратки. Можно было не сомневаться, если эти двое сейчас вцепятся друг в друга, никто и с места не шелохнётся. Ну разве только для того, чтобы обчистить карманы проигравшего. Хотя какие там могут быть ценности? Карлица лишь поудобнее расположила пистоль за поясом, чтобы его было сподручнее выхватить и отстрелить башку тому, кто попробует точно так же залупаться и на неё.

      Очередная дылда, пополнившая ряды этой «славной» компании, наоборот, обставила своё появление куда как более помпезно. Ещё в коридоре можно было услышать её визгливый, режущий барабанные перепонки смех. Воображение пиратки моментально нарисовало образ этакой шальной девицы, которая определённо доставит немало проблем. В первую очередь себе же. И, к слову, Аделаида оказалась не так уж далека от истины. Только переступив порог комнаты, эта дамочка тут же стала лезть на рожон, подначивая и провоцируя вроде бы уже успокоившегося мужика. Было в ней что-то нехорошее. Что-то…карлица даже не могла пока объяснить, что именно. Не в поведении, и тем более не в её внешности. Если бы пиратке предложили охарактеризовать незнакомку одним словом, то слово это было – гадюка. Хитрая и подлая, истекающая ядом. Готовая без колебаний смертельно ужалить любого, кто ей не понравится. За такой непременно требовался глаз да глаз. В отличии от этого сборища плодов инцеста, дылда виделась Аделаиде первостепенной угрозой.
— Не смей заговаривать со мной. – злобно прошипела пиратка, в ответ на нарочито дружелюбные извинения девушки. Похоже, вот-вот должна была развязаться ещё одна драка.

      Которая была прервана появлением в зале того самого робота-дворецкого.
— Дамы и господа, - без каких либо эмоций возвестил тот – Позвольте представить Вам его сиятельство, почётного члена Университета, автора более ста научных работ о природе и естестве Туманов, семикратного чемпиона в ежегодной охоте на грифонов, защитника Брод Хилла и просто гостеприимного хозяина – графа Константина Ген'Варрена III.
Очевидно, что это была заготовленная речь, которую произносили перед каждым гостем, оказавшимся в имении. Перечень титулов и заслуг графа должен был впечатлять всякого, но только не этот сброд. Никто из них и не подумал устроить хотя бы жидкие аплодисменты. Никогда ещё Константина не встречали настолько искренне.

      Хозяин имения оказался человеком…обычным. Не слишком высокий, не слишком стройным. С обрисовавшимся к сорока годам животом. Гладко выбритым лицом. И в довольно простом костюме. Единственной дорогой штуковиной, которую смогла углядеть Аделаида, были запонки. Из чистого малахита, кажется. Карлице была непонятна такая скромность, на фоне богато обставленного дома. Или это была попытка сблизиться с «гостями». Или граф и правда не так много времени уделял своему внешнему благополучию, в отличии от прочих власть имущих.

      Не выказывая и тени смущения или брезгливости при виде собравшихся по его воле маргиналов, мужчина спустился по лестнице и, убедившись что привлёк всеобщее внимание, начал говорить.
— Благодарю, что все Вы откликнулись на моё письмо. Рад принять Вас в своём доме.
Не смотря на вычурность слов, граф вёл себя достаточно естественно. Ничто не выдавало его волнения. Наоборот, в какой-то момент пиратка поймала себя на том, как увлечённо слушала этого дылду. Даже не кривясь от регулярного «выканья» в свой адрес. Это определённо была какая-то магия. Или человек обладал недюжинной харизмой. Карлица для себя так и не смогла определиться.
— Поэтому позвольте подробнее рассказать, для чего я собрал Вас здесь. – продолжал тем временем граф.

      Оказавшийся поблизости, робот-дворецкий выложил на стол небольшой медальон, который спустя секунду лёгкого мерцания вдруг принялся проецировать прямо в воздухе одну за другой, различные картинки. Слушая дылду в пол уха, Аделаида с интересом разглядывала их. Вот собравшимся за столом продемонстрировали какое-то здание, вход в которое украшали величественные статуи. Следом шли переходы и богато украшенные комнаты. Завершало этот показ изображение, как сказал Константин, Хранилища. С находившимся там артефактом – «Гипофизом».
— Ваша задача, пересечь Туманы, добраться до «Купели Древних» и доставить найденное там сюда, в имение.
Закончил свою речь Константин.

      Сперва все сидели в напряжённом молчании. Лишь спустя долгие минуты один из присутствующих, зверолюд с рыжим мехом, встал со своего места.
— Я пас, такая хеrня вообще не катит, - мужчина явственно картавил – Дrевности-хуевности, в Туманы я соваться не собиrаюсь.
— Что ж, - с некоторой досадой проговорил граф – Понимаю Ваш выбор. Доминион, проводи гостя до дверей.
Все продолжали молчать, когда робот и зверолюд покинули зал. Спустя некоторое время послышался глухой хлопок. И карлица могла поклясться, что это была не дверь.
— Итак, полагаю остальных всё устраивает? – с некоторым нажимом, вновь спросил Константин. Ответ был единогласным.

      Следующие несколько дней превратились для имения в кошмарные. Свора оголтелых ублюдков, дорвавшихся до шикарной жизни, творили всё, что им вздумается. Они опустошали винные погреба графа. Жрали не в меру. Громили и уродовали облик резиденции во время приступов пьяного угара. И на всё это встречали лишь холодное молчание роботов-слуг. За всё это время Аделаида не встретила ни единого человека. Константин так же не появлялся, возвратившись в Бальтазар буквально в вечер их первой встречи. Они оказались предоставлены сами себе. Не удивительно, что в конечном итоге всё обернулось поножовщиной.

      Тело этого старого, почти беззубого ящера, было обнаружено с утра на одной из лестниц. Его убийца, тот самый второй опау, которого звали Кри-Кри, был там же. Обнимая зверолюда за шею, всё ещё крепко сжимая рукоять грубой заточки, засаженной прямо в сердце, карлик спокойно спал. Событие это не вызвало никакого ажиотажа. Всем было абсолютно плевать. Доминион отнёс тело куда-то в подвал. А уже через час собрал всех оставшихся в живых участников экспедиции в общем зале. Кри-Кри был там же.
— Его сиятельство, граф Константин Ген'Варрен III сообщает, что вы отправляетесь сегодня. – монотонно бубнил робот – К вечеру будет подан дилижанс. До этого времени я настоятельно рекомендую Вам собраться и быть готовыми.
— Отлично, тогда я успею допить ту бочку красного! – гаркнул опау, спрыгивая со стула.

      Доминион оказался прав. Едва часы пробили восемь, как многократно усиленный голос робота-дворецкого потребовал всем собраться на улице. Во дворе этот сброд уже ждали несколько карет, запряжённые механическими лошадьми. Их приключение начиналось.

+1


Вы здесь » Кео, мир Туманов » Утерянные главы » 16.07.1704 - Жадность.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно