https://forumstatic.ru/files/001a/e1/66/16813.css
https://forumstatic.ru/files/001a/e1/66/11882.css
→ фэнтези, стимпанк ←
→ рисованные внешности ←
→ рейтинг NC-17 ←
→ эпизодическая система ←
→ смешанный мастеринг ←

Кео, мир Туманов

Объявление





Добро пожаловать на Кео, мир Туманов! Причудливый и порой жестокий мир может пугать, но оставь страхи позади — мы рады тебя видеть!

Фэнтезийно-стимпанковская ролевая, которая начала жить вновь.
В левом углу сверху есть кнопки смены дизайна.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Демиург




Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кео, мир Туманов » Утерянные главы » 23.09.1703 → Разборки в Вудстоке


23.09.1703 → Разборки в Вудстоке

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://i.pinimg.com/564x/64/7f/7e/647f7e78b45030129e1c1a911f4eb086.jpg

дата и время: 23.09.1703

погода: отвратительная и нелетная; ливень и грозы

играют: Тьярви, Филомена

Вудсток – большой индустриальный город на западе от Столицы. Те, кто не нашли хорошей жизни в Бальтазаре непременно стекаются сюда, чтобы начать жизнь с чистого листа: здесь много развлекательных заведений, несколько учебных корпусов Университета и буквально кипящая ночная жизнь – именно она способствует процветанию нелегального бизнеса. Знаменитый филиал роскошного борделя «Аквамарин» стоит буквально на виду у органов правопорядка, но любезные служители закона закрывают глаза на проституцию получая за это твердую валюту. На момент осени 1703 года, городом управлял бургомистр – Рогер Бэнкс, что плотно повязан во всей это коррупционной сети.

История вполне себе нетривиальная. Молодой и прогрессивный алхимик решил получить легкие деньги: некий аноним предложил ему славные деньги за то, что он приготовит какой-нибудь эликсир или снадобье, что повысит ему потенцию, но по стечению обстоятельств, посылка, что содержала в себе «лекарство» укатила к другому заказчику, когда Бэнксу пришла другая смесь ингредиентов, которая, естественно, не помогла, а, кажется, даже навредила бургомистру.
Алхимика было решено найти и предать самосуду, но бургомистр совершенно забыл, что не так давно он развернул пиратский корабль, недодав им круглую сумму денег.

+2

2

Погода была мерзкой.
Небо заволокло темными тучами вкупе с тяжелым и густым смогом нескольких заводов, что стояли на окраине Вудстока – там, вдалеке от посторонних глаз посадили внушительный корабль Скорбящей. Лил непрекращающийся дождь уже несколько часов, и палубу заливало водой – в меру кислотной, чтобы от бортов отколупывалась краска, а на блестящих досках появлялись химические разводы.

– Я рассчитывал на этот бюджет. – Почти лениво пробормотал казначей пиратской команды, поправляя одинокий монокль на правом глазу. Возможно, маэстро Сада не имел в виду ничего дурного, но это явно злило капитана, вальяжно развалившемся на своем капитанском кресле. Большое, как трон, оно буквально возвышалось над всеми, несмотря даже на то, что находилось на одном уровне с остальными предметами мебели.

Филомена буквально физически почувствовала, как скрипнули зубы капитана Лэнга и сократились мышцы в его здоровой – мясной – руке; импульс ударил в мозг, и стакан с чистым ромом опасно затрещал. Выводить из себя Джона Лэнга было дурной идеей – он мог выместить злость на городе, но даже при всей мощи Скорбящей она проиграет этот бой против сил целого Вудстока и погоней, что организует бургомистр Бэнкс, если удастся припугнуть зазнавшегося чинушу.
Лэнг был вспыльчивым, но вовсе не дураком, а потому, забросив ногу  на низкий табурет, он сделал какой-то неопределенный жест рукой в сторону, в которой все еще зажимал пузатый стакан с толстыми стенками.

– Рассчитывал, значит? – Рыжеволосый великан усмехнулся. Криво и неприятно, как он делал это обычно, стоило в его голове раскрыться какой-нибудь мерзкой идее. Он оценивающе прошелся взглядом по худосочному колдуну, который словно не замечал анализа со стороны, вперившись взглядом в бумаги. Лэнг наводил ужас на команду, но его офицерский состав были крепкими орешками. Терпеть такого демона могли разве что избранные.

– Сова. – Улыбка его стала не только мерзкой, но и широкой. Филомена терпеть не могла, когда ее звали именно так, но если Джону Лэнгу что-то въелось в голову, он будет делать это, пока не испустит дух. Или же просто не найдет другого развлечения.

Элмстоун потерла пальцами переносицу и, выдавив из себя жалкое: «Да, капитан?», подняла серо-седую голову.
– Наведайся к бургомистру, прижучь его хорошенько. Он должен нам.  – В голове Лэнга была идея, которой он загорелся, подобно спичке. 

– План надежный, блять, как Бальтазаровские часы, капитан. – Элмстоун передернуло, будто по телу прошелся разряд тока, но она уже встала со своего места, опустив свой стакан с выпивкой на низкий дубовый стол. Все это время она крутила стакан в руках, так и не притронувшись к спиртному.
Схватив свое пальто, она бросила его себе на плечи и накрыла голову капюшоном. Спорить с Лэнгом было бесполезно, и порой даже опасно для жизни, а сейчас даже не было причины, чтобы рисковать своей – пока еще целой – головой.

Спустя полчаса брожения по оживленным улицам Вудстока, Элмстоун оказалась напротив роскошного дома-резиденции. Облицовка была свежей и дорогой, покрытой специальным раствором для большей сохранности внешнего вида, а замки на воротах делались по специальной технологии, защищающих их от коррозии.
Кое-что из этих секретов пригодилось бы Скорбящей.

Несколько минут Филомена наблюдала за домом, стоя под навесом рядом с каким-то кафетерием. В это же время, огибая дом с торца здания, два молодчика-зверолюда тащили какую-то сопротивляющуюся тушку, с мешком, накинутым на голову.
Зверолюды показались Филомене знакомыми и, выждав необходимое время, она двинулась за ними, находясь на безопасном расстоянии.

– Да закрой свою пасть, недоучка! – Зарычал один из них, с большой медвежьей головой и встряхнул связанное тело.
Они вошли через задний вход, закрыв за собой двери, но у Филомены были хорошие отношения с замками.

Зверолюды потащили человека наверх, позволяя пятками считать края винтовых лестниц, которых в этом доме было превеликое множество, что было удивительно, учитывая комплекцию бургомистра Бэнкса, который в своем кабинете едва помещался за письменным столом.
На каком-то этапе все стихло и похищенного усадили на стул.

– Снимите эту тряпку с его тупой башки! – Голос Бэнкса был низким и грубым, но он жутко шепелявил, а когда злился, тряс нижней губой, что слюна брызжела во все стороны.

+3

3

Что день не задался Тьярви понял, получив по лицу хуком слева и выпал из реальности на какое-то время. Многострадальная физия, которую всё чаще старались подретушировать совершенно не так, как бы грифон хотел себе это представлять, украсилась ссадиной и растекающимся синяком на половину щеки, а заметно пошатнувшееся тело, пребывающее в баре уже четвертый час и благополучно застрявшее в человеческом облике, довольно бодро подхватили под белы рученьки и вытащили на свежий воздух. Дьяволы пришли забрать душу, не иначе как.

Тьярви и до этого момента, если честно, было «не очень». Ещё с прошлого вечера, почти сразу после его прибытия в город на «отдохнуть», а заодно доделать пару заказов, полученных не так давно, голова раскалывалась, мелькающие на границе сознания тени и невнятный шепот, раздражающий даже не самим наличием в его голове, но производимым гулом, который мозг отказывался понимать и признавать за нормальный язык, вымораживали до трясучки. Он даже рабочее место убирал с избытком осторожности, чувствуя, что вот-вот настанет полный пушной зверь и его точно «коротнёт».

«Коротнуло» Тьярви глубокой ночью, выжимая рассудок, сбрасывая с матраса, скручивая кости и мозги ноющей тяжелой фантомной болью; заставляя вновь тянуться к препаратам, подогнанным заранее под как раз такой случай, дрожащей лапой, скрюченной в человечьи руки; пальцами было гораздо удобнее ковырять бумажные свёртки с прессованным в таблетки содержимым. Лекарство сделало мир лучше. Не сразу, не навсегда – он это понимал, как принимал и последствия, хвостом летящие вслед за решениями, - но хотя бы так, хотя бы сейчас, частично, позволило выдохнуть и вытереть пот с лица, унять дрожь во всем теле. Видения, туманящие сознание, топящие его в жутком нестерпимом желании вот прямо сейчас обернуться, взмыть в небо и послать весь мир к проклятым бездной чертям, окунуться в такой славный и всепрощающий Туман, зовущий и ждущий. Плюнуть на домыслы, плюнуть на варианты, на всё и вся плюнуть и себя самого в частности, с высокой колокольни и седых облаков, грязной хмарью висящих над городом.

Плюнуть и раствориться как argenti nitratis в чистейшей воде.

Он растворился бы уже давно, если бы не боялся смерти, приравниваемого внутри к полному забвению, больше прочего.

Утром он уже работал, как ни в чем не бывало. А потом получил сообщение от курьера, отчего-то решившего сознаться в… досадной оплошности. Это было глупо, это было идиотски и курьера надо было менять (да и вообще, если хочешь сделать хорошо, делай сам). Но это «извинение», присланное, к тому же, удалённо, почему-то прошло как-то вскользь, мимо, ползущей многоголовой змеей. К тому же курьер должен был разобраться с проблемой сам, о чем Тьярви ему и сообщил. На тот момент ему казалось, что это будет правильной идеей. Да и ошибка… ну… Два заказа, один из которых связан с проблемами на любовном фронте, а второй – банальнейшее средство от прыщей. Правда, если его не принимать вовнутрь…

Тьярви встряхнули. На Тьярви рычали.

Тьярви догадывался, что это из-за чертового курьера, мать его, Хэшша, и что встреть он Хэшша сейчас, морду бы ему не начистил, а утащил бы в один присмотренный пустующий подвальчик и распотрошил бы на органы.

- Мхабл, - выдавил Тьярви в ответ. Это, наверное, было единственно, что он смог сказать, будучи дезориентированным и чувствуя, как его вновь начинает «кружить». Лекарство имело неприятные побочные эффекты, а он даже не допил свой грог…

- Парни, вы бы аккуратнее, - тело всё еще было слабым; в голове било давлением, крылья слабо дрожали от напряжения: грифон боялся, что их могут сломать в первую очередь. Почему-то как правило в таких ситуациях на них обращали внимание всегда в первую очередь.

- Я ж не камен... - еще один удар под ребра, прямо в солнечное сплетение заставил его заткнуться и вспомнить о воздухе. Хорошем воздухе, который нужно беречь и любить всей душой, да и окружающих тоже стоило бы... полюбить… И вести себя максимально корректно, если не хочешь с порога пулю в лоб.
Мешок стянули, взъерошив волосы и ослепляя на пару секунд. Заставляя болезненно щурится в сумерках кабинета. Чердака? Что это, пыточная? Ха-ха... Ха.

Этого товарища он не знает, а, судя по накалу страстей, он тут явно главный. Видимо, он «прыщи» и получил. И.. выпил?
Тут до Тьярви дошло, что, в общем-то, нифига это не мелочи были, а курьера он, так уж и быть, и правда найдет и отомстит за текущие неудобства.
Отдохнул, блять, от столицы.

И надо же было выбрать самый дерьмовый день. Еще и погода эта мерзотная…
- Судя по вашему цвету лица, вы его не пробовали, - перебивая открывшего было рот "заказчика" быстро вынес вердикт Тьярви, попутно чувствуя липкий страх, вновь захватывающий его в свои сети, путающий и призывающий вершить сумасбродство. Жирный боров с багровым лицом явно не пробовал чудо-лекарство, а вот у его помощника или того несчастного, который выступил «тестовым материалом», наверное, здорово выжгло слизистую, - ваши заказы перепутал курьер, так что моей вины здесь нет, - Тьярви старался говорить и быстро, чтобы агрессор не успел свершить предначертанное, и неторопливо, чтобы придать себе мнимую солидность и шитую белыми нитками уверенность в себе и своей правоте, в которую, разумеется, окружающие должны были поверить, - а так, конечно, приношу извинени...

Но что-то пошло не так.

- Ты еще смеешь оправдания искать, тварь? – где-то Тьярви его уже видел. Средство для потенции было явно заказано через третье лицо, а вот перед ним сейчас представал… не бургомистр ли это? «Отстой», - вяло подумал грифон, пытаясь ненавязчиво стряхнуть с плеча тяжелую лапищу бугая, нависающего над душой.

- Выражаю соболезнования, но я ведь пра!.. - договорить ему не дали. Мистеру Бэнксу было достаточно сделать малейшего шевеления пальцем, чтобы Тьярви вновь согнулся от удара, заставившего внутри что-то надсадно треснуть.

- Джо выпил эту дрянь, а после подавился кровью и сдох на моих глазах, - внутри бургомистра рокотала огненная скала, вот-вот готовая взорваться. Он раздраженно и с какой-то вымороженной усталой злостью протёр залысину белым платком с золотой каймой, - мне плевать, что за дерьмо это было, но не плевать, кто тебя подослал. Парни, - еще один жест рукой; плечи сдавило с силой, а Тьярви вспомнил, что он, вообще-то, грифон, и будь они хоть трижды зверолюды, да пусть даже измененные…
Стоп, что? В каком
смысле, подослал?
- Вы ошиба...
Ещё один удар под дых, - на сей раз с другой стороны, для разнообразия, - перебил дыхание и выжал из него какой-то на редкость жалкий скулёж. Наверное, сейчас будет самое время обернуться в зверя и рвануть к окну, пользуясь заминкой. Таковая должна быть с гарантией в девяносто процентов минимум, если ничто не помешает... Наверное, если собраться и заставить мозги прекратить пытаться разжижиться в стороны.

+2

4

Замки были чудесные. Врезные и с изящным механизмом внутри, срабатывающим, если в дом собирались проникнуть нежеланные гости – тогда подключалась сигнализация, и нарушителя спокойствия можно было бы расстрелять на месте.
Филомена привыкла, что ее персону причисляли к этому подклассу незваных визитеров, а она, впрочем, не то, чтобы сильно по этому поводу печалилась. В конце концов, она стала человеком, за которого была назначена такая награда, что нули не помещались на бумаге, а за поимку «живой или мертвой» можно было прожить остаток жизни безбедно и счастливо.

Охотникам за головами оставалось только найти и убить. А Филомена, как известно, по обыкновению милосердной благотворительностью не занималась, потому – сдаваться или умирать, было не в ее жизненных принципах.

Несколько пасов руками и работа с тонким набором взломщика, и, вот, замок приятно щелкнул, оповестив женщину о том, что двери в этом доме для нее открыты. Седоголовая инженер проскользнула внутрь – в полумрак и темноту – и обнаружила то, о чем размышляла ранее. Несколько труб, наполненных газом и проводов, которые следовало бы обрезать, чтобы к бургомистру в дом, помимо личной охраны, еще не набежала стража и полиция. Ножнички щелкнули в нескольких местах, а клячка заткнула оголенные провода.

Элмстоун почесала подбородок, а затем, упаковав в широкие карманы своего просторного пальто многофункциональный мехнабор, вытащила из кобуры револьвер. Многозарядное устройство, гладкое и привлекательное, с тонким стволом выглядело как произведение искусства; Филомена готова была даже похвастаться им, если бы через секунду не пришлось избивать охранников механической рукой и всаживать им в глотки ножи, которые они почему-то резко поснимали с поясов.

Кровь слегка заляпала Филомене лицо, оставив пару горячих капель на серо-человеческой коже, которая, кажется, воспалялась от прикосновений жидкости, что таила в себе железо. Одного, однако, самого щуплого, пришлось оставить в живых. Элмстоун движением механической руки приставила короткий кривой клинок к горло худосочного рыжего юноши и тот, кажется, обмочился со страху, увидев вокруг себя настоящее тихое побоище.

– Не подскажешь, где сейчас мистер Бэнкс? – Любезно поинтересовалась женщина, рассматривая свой револьвер в здоровой руке. Применить она его не решалась: в конце концов, пушки действительно были слишком шумными.
Юноша закивал болванчиком и указал на лестницу.
– Второй или третий? – Обескураженный новобранец только интенсивнее закивал головой. – Если не хочешь отвечать, то тебе придется меня сопроводить. – Так же монотонно пробормотала Элмстоун, не отводя лезвия от горла рыжего стражника.

Юноша закивал пуще прежнего, да так, что Филомене показалось, будто у него голова сейчас оторвется и покатится, как прыгучий мячик. Лэнга бы это посмешило. Охранник попытался подняться, но на мокром от крови полу его ноги скользили, и он измазался в крови руками, упал на задницу, и едва не расплакался от ужаса, когда лезвие напряженно коснулось его кожи еще раз.

– Как тебя вообще сюда взяли? Кого ты можешь охранять?
– Я… Я… Я секретарь! – Почти фальцетом запричитал рыжеволосый заложник.
– Да? Не знала. – Почти равнодушно бросила инженер, поправив шляпу. Ей, по обыкновению, казалось, что подобные Бэнксу люди нанимают в секретари молоденьких девочек, чтобы сношать их, пока грымза-жена отдыхает у матушки в курортном городке.

А потом до Филомены дошло, и она негромко хмыкнула. Секретаря это напугало до икоты – вопрошать он не стал.
– Где Бэнкс хранит деньги? – Сменив тактику, промурлыкала Элмстоун. – Ты же знаешь, бьюсь об заклад.

Лицо юноши побагровело, он, вдруг, расхрабрившись, выпрямил спину, ведь со второго этажа послышался шум. Кажется, там тоже была какая-то заварушка.
Элмстоун посмотрела на лестницу, а потом перевела взгляд на секретаря-проститутку.
– Ты же понимаешь, что я все равно найду? – Филомена сжала ладонь механической руки и несколько ножей, которые до этого были воткнуты в тела стражников, устремили свои лезвия на юношу. – Только не буду с тобой церемониться.

Это произвело нужный эффект. Парень вновь поник и боязливо просочился к лестнице, чтобы подняться наверх. Они прошли два пролета, а потом, шум в кабинете стал громче: Элмстоун пришлось схватить своего провожатого и втиснуться в узкую дверь строенного кладового шкафа.

Бугаи, что все это время молотили за закрытыми дверями алхимика, наконец, распахнули двери. Кто-то из них вышел и побрел наверх; дверь снова закрылась.
– Что на третьем этаже?
– Личные покои мистера. – Провожатый сглотнул. – Его комната для особых утех, м-м-исс, не убивайте меня, прошу! – Он почти молился. Филомена закатила глаза.
– Где. Он. Хранит. Деньги. – Элмстоун встряхнула секретаря за грудки. Тот протяжно пискнул. – Ты что, даже не знаешь, где сейф? Схрон? Заначка?

В этот момент ручная шлюха Бэнкса показалась ей вообще недееспособной. Он вжался в стену и лишь кивал, пока Элмстоун встряхивала его, как плюшевую игрушку.
– Хорошо. Ладно. – Механик сунула револьвер обратно в кобуру. Она хотела похвастаться новой игрушкой, а приходилось работать совершенно не тем. – Значит, я сейчас отсюда выйду, а ты следом, и убежишь отсюда так далеко, чтобы мои глаза тебя здесь не видели. И мы оба сделаем вид, что никогда не встречались.

Он закивал. Снова. По дурацки. Как болванчик.
Захотелось сломать ему нос, но тогда он еще и расплачется, как девчонка.

Прислушавшись к шуму, Элмстоун вышла сама и выпихнула из кладовки рыжего.
– Просто беги, пока я не передумала.

«Сейчас там их двое. Бэнкс и один из охранников. И еще тот, с крыльями, которого волочили. Избавлюсь от охранника, получу свои деньги и просто уйду. Это же так и должно работать?»

Элмстоун распахнула дверь и тут же выстрелила. Меткий выстрел вошел между глаз зверолюду с медвежьей головой, а следом, женщина наставила пистолет на Бэнкса.

– Доброго вечера, бургомистр. – Филомена улыбнулась, закрывая за собой дверь. – Я же вам не помешаю, верно? – Оглядевшись по сторонам, она заметила для себя путь экстренного отхода. – Вы нам задолжали немного денег, я бы хотела их получить. Сейчас же.

– ШЛЮХА РАЗМАЛЕВАННАЯ, ДА ЧТО ВЫ ВООБЩЕ СЕБЕ ПОЗВОЛЯЕТЕ, ВЫ ХОТЬ ПОНИМАЕТЕ, ЧТО С ВАМИ БУДЕТ?! – Завопил, брызгая слюной, Бэнкс. – КАК ТЫ ВООБЩЕ СЮДА ПОПАЛА?! СТРАЖА! СТРАЖА, СКОРЕЕ, УВАЛЬНИ ТУПОГОЛОВЫЕ!
Филомена уже надумывала о том, как бы по мягче выразиться о том, что ему никто не поможет. Часть охраны он своей потерял еще на входе, а сигнализацию можно будет врубить только вручную, как…

Сработал звонок.

– Блять. Надо было убить эту маленькую шлюху.

Отредактировано Philomena Elmstone (2020-10-07 21:52:21)

+1

5

Больше всего Тьярви нравилось в этом положении то, что никто не трогал его крылья. Его не первый раз били, не первый раз нежно гладили почки, ломали кости тоже не впервой – ох, одно из преимуществ возни с алхимией, это познания в славных штуках, запускающих регенерацию на полную мощь, пусть и ресурсы организма такие вещицы тоже не особо берегли, но уж лучше сожрать кабанчика, посадив печень и быть относительно здоровым, чем наоборот, верно? В общем, эти ребята его грифонью душу радовали неимоверно. Даже когда так нехорошо поступали.

С другой стороны, они всего лишь выполняют свою работу. В этом Тьярви их ни разу не упрекал. Хотя с радостью бы поменялся местами с недоразвитым курьером, которого он еще обязательно найдет.

Никаких «если» и иных предположений, разумеется, здесь не стояло.

- Тц, - экзекуция встала на паузу. В ушах несколько гудело, потроха заунывно ныли, кости – особенно, сломанные… или все-таки ушибленные? – болели так, что разгибаться из буквы «г» настроения не было никакого. Его мутило и подташнивало, и в это явно не было вины остатков грога, большей частью благополучно вышедшего наружу где-то в середине процесса. А наниматель, тем временем, не успокаивался и вещал что-то своим противным голосом «мне-все-должны-я-лучше-знаю-как», но улавливать отдельные моменты грифон не успевал из-за пыхтения гвардов-тружеников, явно довольных собой и своим ремеслом.
«Блядство какое-то все-таки», - с горечью подумал Тьярви. Горечь была как фигуральная, так и ощущалась металлическим вкусом разбитой губы, если не чего-то посерьезнее. Впрочем, парни явно знали толк и нежили его не шибко сурово.
И пальцы пока не ломали.

Видимо, он нужен был живым. И в рабочем состоянии. Нет, есть всё-таки чудеса, когда ты подвязываешься на подобную работу. С подобными доброй души людьми. Вот тебе кнут, вот тебе плюшка…

Ох! Кхх… Сейчас-то за что?..

- Ты слышишь вообще, уродец? – почти ласковый вопрос лысого здоровяка застал грифона врасплох. Разумеется, он не слышал!
Вернее, слышал, но как-то значения придавал больше тому, что его впоследствии будет беспокоить и как именно он себя лечить собирается… Да и алкоголь в крови, ровно как и наркотики, не особо способствовали. А, кхм… Как-то неудобно вышло.
- Прошу прощения, - прокряхтел грифон, пытаясь выгнуть спину и разогнуться. Грудная клетка была против. Больно. Но собраться сейчас необходимо. Тут главное не надоесть вовремя. И чтобы тебя не посчитали за совсем уж откровенного лошка.

- Я согласен на ваши условия. И, раз-кхмеетс-ся… ох… Разумеется, я с удовольствием отработаю за вашу благодарность, - кулак справа вкрадчиво и мягко ткнул ему в бок, как бы намекая. Тьярви чуть сбавил обороты, облизнувшись, - и приведу действующие рецепты не только привлекшего ваше внимание зелья, но и с превеликим удовольствием…

Грифон неожиданно резко замолчал, с рассеянностью отмечая подозрительный шум за дверью. Охранники, кажется, тоже заметили и один вышел проверить.
Тьярви совершенно точно слышал звук тяжелого падения. То ли уронили что, то ли кого… Мистер Бэнкс тем временем был занят, перелистывая какие-то документы на столе. Работы у него, видимо, было непочатый край и он совмещал приятное с полезным по мере сил и возможностей. Ох уж эти власть имущие…

- А… да.

Тьярви открыл уж было рот, чтобы продолжить защиту своей шкуры, но что-то вмешалось в планы.

Сначала это был хлопок двери.

Потом выстрел и запах пороха, неприятно ударивший в нос и заставивший его содрогнуться перед реальной опасностью.
Рядом упал труп. Минус охранник. Тьярви вжал голову в плечи и мысленно порадовался тому, что его изначально никто не привязывал и не связывал, как это обычно бывает. Да он и так-то не выглядел тем, кто может что-то противопоставить этим вот. Не в этом виде. Да и не в таком состоянии.
Бэнкс выглядел сперва совершенно обалдевшим, затем его лицо залила краска. Он еще больше напоминал быка, готовым вот-вот ринуться вперед, но чем-то удерживаемым.

Боится. Он боится, понял Тьярви, впрочем, тоже стараясь не совершать лишних движений. Мало ли что эта дамочка решит, оказываться на её пути точно не стоит. Насколько грифон понял, она беспрепятственно прошла по всему дому, поднявшись на какой-то там этаж . Черт побери, Тьярви даже не был в курсе, на каком конкретно; его сюда, все-таки, вели в кромешной темноте вонючего мешка и считать ступени предпочли не вместе с ним, а его многострадальной тушкой. Обидно? Ещё как.
Хотя если Бэнкс должен денег ей, то это отличный повод свалить из приятного местечка поскорее. И, пожалуй, исключить городок из туристического маршрута впоследствии… А уж в Бальтазаре его вряд ли будут искать. Точнее, «вряд ли найдут».

- Нисколько не помешаете, - вяло выдохнул грифон, поднимаясь со стула и вытирая лицо рукавом – кажется, ему рассекли бровь и кровь залила глаз. А, нет, это просто синяк мешает, все в порядке. Божеш, как всё болит.

Если он сейчас обернется, то спалится окончательно. Хотя его крылья и так отличный пример для фоторобота. С другой стороны, можно сделать это и в стороне. С третьей стороны, какого черта ему не палиться?..

- Если разрешите вмешаться… - дружелюбно вклинился Тьярви, чуть поморщившись от зычного крика бургомистра и внезапно выгибаясь дугой от боли – кости, неготовые к спонтанной трансформации тела из состояния побитого человека в грифонью тушку – отозвались новой порцией чудовищной боли, а вместе потрепанного забитого и крайне несчастного алхимика на разбитом стуле стоял крупный зверь, мигом сделавший комнату заметно меньше в размерах.

Всё-таки это вышло… более спонтанно, чем обдуманно. Без учета возможных рисков и продуманности наперед, как обычно и в спокойном состоянии. Прав был Эо, не раз поднимавший тему «завязки». Тьярви мутило и качало, он сё еще чувствовал безбашенную весёлость и отсутствие страха,  чего и добавился с утра пораньше, не думая, что все выйдет именно таким образом. Впрочем, ощущение легкой злости и боль во всем теле, не добавляли пунктов к голосу разума, временно отключенному в отличие от сигнализации.

- Я был бы не против откусить вам голову, мистер Бэнкс, - с оскалом и капающей кровавой слюной сообщил зверь сиплым каркающим голосом, - но если вы поделитесь с милой леди информацией, то мы подумаем над иным вариантом решения проблем.

Честно признаться, он не думал, что это прокатит. Надеялся на шок, надеялся на поддержку со стороны «леди» (ха-ха), надеялся на окно позади Бэнкса: проломиться и вывалиться в наружу он всегда успеет. Если в спину не полетит помимо проклятий что-нибудь более существенное, разумеется.
[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/66/17/455820.png[/icon]

+1


Вы здесь » Кео, мир Туманов » Утерянные главы » 23.09.1703 → Разборки в Вудстоке


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно