https://forumstatic.ru/files/001a/e1/66/16813.css
https://forumstatic.ru/files/001a/e1/66/11882.css
→ фэнтези, стимпанк ←
→ рисованные внешности ←
→ рейтинг NC-17 ←
→ эпизодическая система ←
→ смешанный мастеринг ←

Кео, мир Туманов

Объявление





Добро пожаловать на Кео, мир Туманов! Причудливый и порой жестокий мир может пугать, но оставь страхи позади — мы рады тебя видеть!

Фэнтезийно-стимпанковская ролевая, которая начала жить вновь.
В левом углу сверху есть кнопки смены дизайна.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Демиург




Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кео, мир Туманов » Утерянные главы » 21.07.1704 → Непрошенный и нежданный гость


21.07.1704 → Непрошенный и нежданный гость

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

21.07.1704

ранний вечер

Поместье рода Розенкранц, розовый сад.

https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/66/4/547956.jpg

Maria Rosencrantz & Kelin

завязка

Иногда, прогулки по саду могут привести к самым неожиданным знакомствам...

Отредактировано Kelin (2020-09-01 01:13:39)

+3

2

Розы не виноваты. Ни в чём абсолютно. Это был лишь трагический случай. Эта мысль далась ныне покойному лорду Розенкранцу нелегко. Он хотел уничтожить розовый сад. Сжечь эти прекрасные цветы, убившие его дочь, обратив их в пепел. И только воспоминания о той, кому были посвящены все эти розы, сдержало его яростный порыв. Леди Елена Розенкранц любила этот сад, души в нём не чаяла. Она сама ухаживала за ним при жизни, сажала новые цветы, служившие искусственными стенами промеж дорожек в саду. И граф верил, что даже после смерти она продолжает незримо присутствовать в саду, став его душой бесплотной. Душой этого сада. «Зачем ты забрала Мари? Зачем, Елена?» - держась за тяжёлую голову, часто беззвучно шептал лорд, снова и снова переживая смерть девочки. Граф обезумел после трагедии и теперь желал вернуть то, что забрала, как он считал, Елена, любой ценой. Настолько страстно этого желал, что не думал о чувствах дочери в случае успеха мероприятия. Каково-то ей будет жить в теле механической куклы, не взрослея и постепенно разрушаясь до той поры, когда время возьмёт своё и неживому телу придёт конец? Граф обрекал дочь на страдания ради своих безумных желаний снова держать её на руках, заботиться о ней, слышать её звонкий смех и мелодичное пение. Но ни смеха, ни детских песен он так и не услышал. Кукла была нема, и планы провести ей операцию и встроить речевой аппарат так и не осуществились в связи с хворью лорда Розенкранца, нежданно овладевшей его телом и приведшей к скорой смерти.

Маленькая девочка гуляла по прекрасному розовому саду в родовом поместье. И ни одна живая душа, кроме, может быть, порождений Тумана, не сказала бы, что всё не так просто, как кажется. Девочка была не настоящей, да и девочкой она не была. Сад действительно был прекрасен, но так же прекрасна ядовитая змея в своём прыжке и горделивый лев, терзающий за горло трепетную лань. И даже богатое с виду поместье знавало лучшие времена, а ныне опустело и в нём витала атмосфера уныния, отчаяния и тоски. Оттого и девочка выглядела грустной, а улыбчивая служанка-зверолюдка, сопровождавшая её на прогулке и весело щебетавшая о чём-то в надежде развлечь хозяйку, казалась лишней на этом траурном полотне.

Наконец кукла не выдержала и, повернувшись к служанке, подняла руку в повелительном жесте с указующим в сторону дома пальцем. Зверолюдка вмиг замолчала и прижала уши к голове, грустно глядя на маленькую госпожу. Мария нахмурилась и потыкала пальцем в направлении, в котором указывала. Девушка в платье горничной вздохнула и, опустив плечи, медленно пошла обратно к дому. Госпожа желала побыть одна, и служанка не вправе была противиться её воле. В конце концов, за эту работу она получала неплохие деньги. Хотя не это держало юную девушку при капризной кукольной леди. Она в этом доме выросла вместе с сестрой и всем сердцем любила хозяйку, какой бы строгой и привередливой ни была Мария Розенкранц.

Проводив хвостатую помощницу сердитым взглядом, девочка развернулась и пошла дальше по дорожке, сцепив ручки перед собой. Мария... Милая сестра. Бертольд помнил, кем он был. Осознавал, кем стал. Первые месяцы он не мог смириться с ужасной участью, на которую его обрёк отец, хотел себя убить. Но вот беда - тело хоть и было кукольным, но испытывало боль, а боли мальчик и при жизни боялся. Треснувшую кожу в паре мест после его попыток что-то с собой сделать поправили. Больше он не пытался - было страшно. День за днём Берт жил в новой роли, и наконец личность Марии начала понемногу растворять в себе его прежнюю. Мальчик иногда стал забывать, кем он был, и считал себя Марией. Иногда забывал даже о том, что он не настоящая девочка, а кукла. До того момента, когда недостатки механического тела давали о себе знать. Бертольд терялся, его с каждым годом становилось всё меньше. Он винил себя в смерти сестры и считал это карой за тот смертельный танец и за свою зависть к ней. Это его расплата. Марии нет, но она есть. Теперь он за неё. На веки вечные. Пока не износится механизм.

Маленькие ножки шагали по дорожке. Маленькие ножки в красных башмачках. Лёгкий ветерок колыхал траву и листья деревьев, а розы знай себе цвели и благоухали. Мария легонько шагала по аллеям, пока не дошла до входа в лабиринт. Она знала каждый его закоулок, но всё равно могла заблудиться, забыв, каким путём пошла и в какой поворот свернула. Это был небольшой, но запутанный лабиринт из зелёных стен, увитых розами, высаженный ещё мамой, Еленой Розенкранц.

За садом и лабиринтом следили садовники. Среди слуг бытовала легенда, что однажды прежний садовник заблудился среди однообразных розовых стен, не нашёл выход из лабиринта и умер от голода. Здесь его и похоронили якобы, а на его могиле поставили красивый резной фонтан со скульптурой маленькой сиранай с букетом роз. Мари любила этот фонтан, и каждый раз, как Бертольд заходил в лабиринт, он считал своим долгом проведать малышку Элли, как он звал каменную сиранай, пообщаться с ней безмолвно, спросить, как у неё дела. Или скорее этого хотела Мария. А может, её душа тоже была заточена в механическое тело вместе с братом, поэтому они и менялись местами?

Дорожка вела куклу в красном платье к фонтану, но на половине пути девочка остановилась, вдруг услышав какой-то шум за поворотом, одним из многочисленных ответвлений основного пути. Здесь легко было заблудиться, но кто мог быть в лабиринте сейчас, в вечернее время? Садовник работал по утрам и не каждый день. Служанки сюда не часто хаживали. Мария немного напряглась. Может быть, дикий зверь забрёл или какая-то большая птица?

Несмотря на опасения, любопытство взыграло. На кукольном личике не было эмоций, но девочка их испытывала, просто не всегда могла это показать. Так же она испытывала и любопытство, свойственное и детям, и подросткам. Поэтому она пошла на шум, держась стены лабиринта и собираясь осторожно заглянуть в проход и посмотреть. А ведь если там опасность, она и закричать не сможет, чтобы позвать слуг.

Как страшно.

+1

3

Это было странное место. Большое, красное поле, едва колышущееся на ветру мерными волнами. Сказать, что оно выделялось – это ничего не сказать. И, там, откуда она была родом, вещи, которые выделялись, неизбежно несли с собой опасность. Потому что за яркими красками неизменно прятались когти, зубы, щупальца или что ещё похуже. Никогда не угадаешь наверняка, поэтому стоит просто избегать таких вещей…

…тем не менее, оно отличалось от похожих мест там. Оно было… на удивление постоянным.

В целом, описывая ощущения Пушка от пребывания по ту сторону Туманов, слова «сбита с толку» всплывали наиболее часто. Здесь всё было так спокойно. Постоянно. Неизменно. Совсем не как там, где ты мог заснуть в одном месте, а проснуться уже в другом. И это уже не говоря о целом ворохе других вещей, что могли измениться до неузнаваемости, стоило тебе оказаться не в том месте, не в то время. Здесь же… те же запахи, вкусы и окружение до того, как ты заснул, и они всё так же встречали тебя, когда ты просыпался.

Для существа, привычному к постоянной смене обстановки, мир по ту сторону туманной завесы казался чем-то совершенно непонятным. Что только подогревало желание разобраться в происходящем. Что, собственно, и служило причиной, по которой Пушка часто приходилось искать.
Собственно, поэтому, против всех инстинктов, что говорили ей держаться от красного поля подальше, Пушок, всё же, рискнула приблизиться поближе. Красная стена возвышалась над ней, лишь слегка покачиваясь на ветру и шелестя цветочными бутонами.

Было страшно. Что если поле оживёт и попробует её съесть?

Она аккуратно, очень тихо и осторожно подобралась к возвышающейся перед ней цветочной стене. Медленно подняла переднюю лапу…
Кусты никак не отреагировали, когда их ударили. Лишь качнулись, роняя листья и лепестки. Пушок же мгновенно отпрыгнула назад, ощутив укол. Она какое-то время настороженно наблюдала за розами, до сих пор опасаясь, что они могут ожить и ударить её в ответ. Но… ничего такого не происходило. Тогда-то она и позволила себе отвлечься на зудящую лапу, в мохнатой ладони которой торчал розовый шип. Который тут же оказался в зубах котозверушки, после чего был отброшен в сторону.

Аккуратно лизнув место, где торчал шипчик, Пушок с осторожным любопытством взглянула в сторону кустов. Похоже, они всё же не были опасны, с её точки зрения.

Она подошла ближе, на этот раз смелее. Осторожно ткнула в куст лапой. Нет, не опасен. А ещё довольно невкусный, как показала попытка съесть один из цветочных бутонов. Отплевавшись, котейка задумчиво осмотрела стену перед собой.
Интересно, а за ней что-нибудь есть?..

Надо посмотреть.

Кусты тревожно зашуршали, когда в них протиснулся солидных размеров зверёк. И хотя потом они шуршали уже тише, человек внимательный наверняка бы понял, что среди роз кто-то гуляет. Но вряд ли бы придал этому значения… наверное. Пока кусты не начнут опадать, разумеется.
В какой-то момент, правда, кусты сменились дорожкой. Затем снова кустами и затем снова дорожкой. В очередной раз покинув укрытие кустов и осмотревшись вокруг, Пушок осознал, что, кажется, потерялся. Что, в целом, было достаточно знакомым ощущением и даже понятным. Это успокаивало, как ни странно. Ну, почти.

Потому что рядом кто-то был. Среди шелеста кустов улавливались шажки. Осторожные, тихие, но всё равно слышные. Ушко Пушка нервно дёрнулось. Рядом. Совсем рядом…

Она, практически вжавшись в землю, тихонько подкралась к краю куста, из-за которого до неё доносился звук шажков. Ближе. Ближе…

А теперь, подумайте, что вы сделаете, если из-за угла на вас внезапно посмотрит чья-то голова. Отшатнётесь? Толкнете владельца головы? Подскочите в воздух?

Пушок, вот, подскочила. Да так, что любо-дорого смотреть! Высоко-высоко, распушившись и с таким выражением лица, будто её застали посреди совершенно непристойного действа. В общем, стороннему наблюдателю это могло бы показаться забавным.[nick]Pushok[/nick][status]~Mistborne~[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/66/4/28141.jpg[/icon]

+1

4

Ещё страшнее стало, когда шум за поворотом затих при приближении Марии. Кукольная девочка сбавила шаг, но всё же шажок за шажком понемногу приближалась к краю кустов, не потеряв желания выглянуть из-за них и увидеть, кто это там шумел. Ей подумалось, что её шаги могли услышать и, если так, ей грозит опасность, но, в конце концов, бояться каждой тени - это уж совсем паранойя. А паранойей ни Мария, ни Бертольд Розенкранцы не страдали. Вот чем уж точно нет. Раздвоением личности - может быть. Поэтому они вместе и каждый по отдельности, постояв немного в нерешительности, всё же рискнули выглянуть из-за кустов.

А там!

Синие глаза куклы, совершенно неотличимые внешне от человеческих, расширились, аккуратные золотистые бровки взлетели вверх, и на обычно неподвижном личике воцарилось удивление с лёгкой долей испуга. Эмоции на кукольном лице появлялись, только когда были очень сильными, а сейчас Мария испытывала жуткий страх, в котором боялась сама себе признаться. Её механическое заводное сердечко, издававшие звук, похожий на биение настоящего, не умело учащать или замедлять свой ход, но если бы девочка была человеком, то сейчас оно билось бы, ускорившись раз в пять, не меньше.

За кустами было некое... существо. Небольшое, пушистое, похожее на кошку, но это определённо был дикий зверь, пришедший сюда из лесу. Что он здесь забыл? Этот зверёк так резво подпрыгнул, увидев её, что Мария не сразу разглядела его мордочку, больше похожую на человеческое лицо. А у страха глаза велики, как всем известно. Зверёк хоть и выглядел сам напуганным и с виду донельзя забавным, но показался маленькой хозяйке сада хищным и опасным. Таким, который может её поцарапать, а то и попробовать загрызть. Вряд ли он сможет убить механическое тело, но сильно повредить и сделать БОЛЬНО эта зверушка очень даже может. Да что там говорить - и обычная домашняя кошка может до крови разодрать, а это существо было много больше и опасней. Даже больше рыси... наверное. Мария видела рысь только один раз в зоопарке.

Итогом стало то, что девочка от увиденного резко подалась назад, шарахнулась всем телом, но, неудачно переступив кукольными ножками, оступилась и почувствовала, что падает. Вперёд лицом! Которое от удара о землю могло разбиться!

Мария панически выставила перед собой руки, чтобы падение пришлось на них, а не на лицо, и это спасло её от возможных повреждений. Руки ударились о дорожку больно, но не пострадали благодаря мягкой ткани длинных рукавов и траве, росшей на дорожке, а телу, завёрнутому в пышное платье, и вовсе мало что грозило. Но если бы Мария умела дышать, она бы сейчас с облегчением выдохнула. Рот её был приоткрыт именно в таком жесте, когда люди с силой выдыхают.

Она подняла золотоволосую головку в красном капоре и посмотрела на зверька, который теперь был прямо перед ней, ведь упала она вперёд. На лице девочки застыло испуганное выражение, она беззвучно шевелила губами, без слов прося существо не трогать её. А затем подняла одну руку и выставила перед собой, пряча за ней лицо и зажмурившись в ужасе.

Но. На неё, кажется, не спешили нападать.

Мария открыла левый глаз и посмотрела в щель между пальцами. Какая же забавная мордочка у этого зверька. Может быть, он ручной и сбежал от хозяина? И почему мордочка так похожа на лицо? Изменённый? Зверолюд? Или всё-таки дикое животное?

+1

5

Пушка было сложно испугать. Обычно ей удавалось следить за своим окружением так, чтобы избегать сюрпризов, что пытались преподнести ей жители этого странного мира и сам мир. Разумеется, предугадать и оградить себя от вообще всего на свете невозможно, так что иногда котозверька удавалось застать врасплох и удивить. А то и напугать. Что оставляло Пушка слегка раздражённой после случившегося.

Так и сейчас, первое, что почувствовала Пушок после испуга – это раздражение. Чтобы её кто-то вот так вот!.. Впрочем, дальше сдвинутых бровок и надутых щёчек это раздражение не зашло. Как оказалось, создание перед ней испугалось её не меньше, чем она – её. И, в отличии от зверушки перед ней, продолжило боятся, прикрыв лицо рукой, в надежде закрыться от возможной агрессии. Правда, агрессии не последовало.

Пушок присела на землю и, почесав себе за ухом, задумалась. Красное создание было небольшим и выглядело довольно безобидно, по крайней мере, на первый взгляд. Впрочем, только на первый взгляд. Обычно, похожих на неё существ сопровождали те, кто были побольше и вот их Пушок уже не очень любила. Как, впрочем, и они её. Конечно, не все из них были плохие – в том месте, откуда она пришла, к ней такие относились хорошо… в основном. Но, кажется, вот эта вот была одна.

На всякий случай, Пушок встала и втянулась вверх, навострив ушки и стараясь уловить звуки приближающихся шагов. Но нет, только шелест ветра о розовые кусты и какие-то мелкие шорохи. Ничего похожего на шаги. Это… не обнадёживало, но успокаивало.
Пушок опустилась на четвереньки и внимательно взглянула на девочку перед собой. В ней было что-то… странное. Немного непонятное. Но сказать наверняка она не могла.
По крайней мере, пока она не подберётся поближе.

Она медленно, но верно начала подходить к девочке, готовая в любой момент отпрянуть, если та вздумает на неё замахнуться. Убежать от неё не составит труда – Пушок легко могла обогнать и её и тех больших существ, что несомненно за ней присматривали. В этом она не сомневалась. Она сможет убежать в любой момент, но для начала хотелось бы понять, почему эта девочка кажется ей такой странной…

Она осторожно ткнулась носиком в выставленную вперёд ладонь. Принюхалась. Потёрлась щекой. На ощупь – кожа как кожа, рука как рука. Тёпленькая. Но пахла странно. Как будто… не кожа вовсе.

Она, тихо мурча, затем проскользнула мимо ладони, дальше по руке, к лицу девочки, продолжая принюхиваться. Красные глаза Пушка заглянули в голубые глазки её жертвы и странно прищурились. Словно говорили “что-то с тобой явно нечисто”. Затем голова Пушка опустилась ниже, к груди девочки и, чуть повернувшись, прислонилась к ней ухом.

Она могла слышать биение чужого сердца. Ровное, спокойное – не таким оно должно быть при испуге, уж Пушок об этом знала…
А затем, чуткий слух уловил кое-что ещё. Едва слышимое “тик-так, тик-так” откуда-то изнутри…

Разумеется, к этому моменту, Пушок успела нарушить все известные рамки приличия по нескольку раз. Не то чтобы её это сильно беспокоило, впрочем.
[nick]Pushok[/nick][status]~Mistborne~[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/66/4/28141.jpg[/icon]

+1

6

Подсматривая через разведённые пальцы, Мария видела, что зверёк или зверолюд подобрался и сел, задумчиво почесал за ухом, глядя на неё. Агрессии он не проявлял и это немного успокоило маленькую хозяйку сада, сейчас оказавшуюся в уязвимом и довольно смущающем положении. К чувству страха добавился стыд, всё же унизительно было вот так по-глупому бухнуться на землю при встрече с непрошеным и нежданным гостем. Почему она вообще так испугалась?

Корить себя можно было сколько угодно, но обстоятельства уже не изменить. Мария лежала на дорожке и прикрывалась рукой от двинувшегося в её сторону пушистого существа, заметно напрягшись при его приближении. Она не знала, с какой целью зверёк идёт к ней. Оставалось только надеяться, что он не примет её за добычу и не загрызёт, и не посчитает за игрушку, о которую можно поточить когти. Намерения гостя были не ясны, и неизвестность особенно пугала девочку. Она снова зажмурилась в страхе, когда почувствовала прикосновение влажного носика к выставленной перед лицом ладошке.

Но за этим не последовало ничего неприятного. Даже наоборот, прикосновения зверька оказались мягкими и аккуратными, хотя и настойчивыми. Он то ли обнюхивал Марию, то ли изучал, а затем просунул пушистую голову мимо руки куклы и прислонился ухом к её груди. Она распахнула глаза в удивлении, пытаясь сориентироваться и понять, что же ей делать в такой пугающей близости. Губы девочки снова приоткрылись, испуская неслышный вздох.

А потом ей вдруг стало приятно. Неизвестное существо не делало ничего плохого, только мурчало, что было довольно мило, и изучало Марию, его прикосновения были мягкими и тёплыми. Зверёк так напоминал уютную домашнюю кошку, которую хочется обнимать и гладить. Наверное, будь он опасным или имей враждебные намерения, он бы уже причинил девочке вред. Или скорее «она» - с такого расстояния Мария лучше рассмотрела моську зверька, и хоть оно было пушистым и звероподобным, но больше напоминало лицо девочки, чем кошачью мордочку.

И девочка совершила, наверное, самый смелый поступок за свою механическую жизнь. Она потянулась рукой к прижавшемуся к ней комочку меха и погладила зверька по голове, провела ладонью между ушек, потом и за ушком попробовала почесать её пальчиками - легонько и боязливо, опасаясь раздражённой реакции дикого зверя, не привыкшего к человеческой ласке.

Мария повернулась на бок и, во все глаза рассматривая незнакомку, продолжая её гладить уже не только по голове, улыбнулась ей робкой, но очаровательной детской улыбкой. Механизм лицевых мышц работал плохо, но улыбаться у неё получалось лучше всего. Убедившись, что зверёк не хочет ей навредить, юная графиня немного расслабилась.

И наконец, осмелев окончательно, девочка села и попробовала сразу двумя руками обнять пушистика. Если это ручной зверёк, каким-то чудом здесь оказавшийся, то он должен любить обнимашки. Или всё же разумный зверолюд? Не очень похоже было, что существо разумно.

+1

7

Красная… была не живой. Не в том смысле, что она была трупом, но в том, что она была сделана не из… крови, мяса и костей. Нет, все запахи, что сейчас чувствовала Пушок относились к «неживым»: металл, масло, что-что заменяло ей кожу… она была очень похожа на тех, других, которых она видела там, за завесой… Ключевое слово – похожа. Общего у них было немного, кроме запахов. Те были сильными. Даже опасными. Эта же…

Ну, она казалось хрупкой. Безобидной, даже. Что заставило Пушка потерять бдительность и немного расслабиться…

…а затем её погладили.

Полусонное выражение мигом пропало с моськи зверька. Ушки вытянулись. Но никаких шипений не последовало. Скорее, это было больше удивление, нежели раздражение.  Пушок взглянула на девочку в красном неопределённо, но совсем не враждебно. На самом деле, стоило девочке продолжить поглаживания, зверёк расслабленно прикрыла глаза и стала двигаться навстречу, позволяя пальцам ворошить её шёрстку.
Было приятно. И Пушок не стеснялась это демонстрировать, не ограничиваясь только лишь молчаливым принятием ласки. Нет, она громко мурчала в ответ, тёрлась головой о девочку, подставляя её под чужие руки и, в целом, вела себя как довольная жизнью кошка. И даже не царапалась! Несомненный плюс…

А затем, Пушка обняли.

Что было совсем неожиданно.

Настолько неожиданно, что на какое-то время Пушок замерла в нерешительности, позволяя делать с собой всё, что Марии могло бы вздуматься… прежде чем неуверенно протянуть лапы вперёд и обнять девочку в ответ. Лапы у Пушка были большие. Пушистые. Мягкие. Одной она обняла девочку, в то время как второй зверёк осторожно проводил по её макушке, видимо, стараясь повторить оказанную ей ласку…

Если бы Мария сейчас присмотрелась внимательнее, то обнаружила бы на шее зверька ошейник. Не слишком богато или бедно отделанный – но явно сделанный на совесть. Не похоже, чтобы он причинял ей дискомфорт, судя по всему, она даже не знала, что он у неё был. На ошейнике, тем временем, висела небольшая круглая медалька, на которой было что-то написано мелким почерком.

(на обратной стороне медали)

«Если вы это читаете - это не дикий зверь, это сотрудница Университета. Убедительная просьба посодействовать её возвращению домой. С ней не всё в порядке.»
-Доктор К.Саммерсет-

[nick]Pushok[/nick][status]~Mistborne~[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/66/4/28141.jpg[/icon]

+1


Вы здесь » Кео, мир Туманов » Утерянные главы » 21.07.1704 → Непрошенный и нежданный гость


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно